Чернов Георгий Николаевич

Родился в 1916 году в деревне Нюргечи Комсомольского района. По национальности чуваш. Член КПСС с 1944 года. Его юношеские годы прошли в деревне Канаш Алтайского края, куда переехали его родители в 1919 году. После окончания Голишевской семилетней школы работал в колхозе бригадиром. В Великой Отечественной войне с 1942 года. Служил в составе 645-го стрелкового полка. Лейтенант. Командовал стрелковым взводом, затем —ротой.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года Георгию Николаевичу Чернову посмертно присвоено звание
Героя Советского Союза.

Закончив в 1942 году училище, лейтенант Чернов командовал взводом в боях на подступах к Волге, но 29 августа при отражении атаки немецких танков был тяжело ранен осколком снаряда в правую ногу.
Рана оказалась опасной, началось заражение крови, но усилиями врачей смерть была побеждена. Чернов вышел из госпиталя на костылях. Ему грозило списание из армии по инвалидности.
— У меня брат погиб на фронте,— упорствовал Чернов.— Я должен отомстить за него, а вы меня списываете.
Учитель военного дела в средней школе № 3 г. Чеспоковска (ныне Новоалтайск), заместитель командира учебного батальона, командир стрелковой роты—вот дальнейшие ступени военной службы лейтенанта Георгия Николаевича Чернова.
Костыли он вскоре забросил и, хотя прихрамывал, был по-прежнему отличным строевиком и командиром..
В начале 1944 года лейтенант Чернов снова прибыл на фронт. В ходе мартовско-апрельского наступления 1944 года наши части вышли на реку Днестр и захватили плацдарм на противоположном берегу. Более четырех месяцев дивизий, корпуса и армий готовились к большому наступлению, к новому решительному броску. Готовил своих солдат и лейтенант Чернов, назначенный на должность командира роты 645 стрелкового Краснознаменного полка.
В ночь с 19 на 20 августа рота лейтенанта Чернова заняла исходную позицию. Впереди виднелась высота, прикрывающая подступы к городу Яссы — стратегически важному опорному пункту врага.
Перед боем в роте состоялось партийно-комсомольское собрание. Коротки были речи выступающих и звучали они как клятва верности воинскому долгу, партии, Родине. 
— Надеюсь, что коммунисты и комсомольцы будут первыми в бою,— говорил на собрании командир роты.
На востоке чуть-чуть засерело небо, когда раздался гром артиллерийской канонады.
Подобно молниям, сверкали трассирующие зенитные снаряды, огненные полосы «катюш». От беспрерывных взрывов стонала земля. Артиллерия, а затем авиация около часа сокрушали оборону врага, уничтожая его технику и живую силу.
Затем взметнулись в небо три зеленые ракеты — сигнал атаки.
— В атаку! На штурм! Смерть фашистам! Ура!—загремело по всей линии наших войск.
Рота Чернова бросилась в атаку и ворвалась в первую траншею противника. Фашисты, деморализованные огнем нашей артиллерии и авиации, не могли оказать организованного сопротивления. Но продвинуться дальше роте не давал вражеский пулемет, уцелевший после артиллерийского огня. Командир роты приказал двум пулеметным расчетам огнем блокировать дзот. Пока длилась пулеметная дуэль, Чернов с сержантом Илларионовым с двух сторон подползли к вражескому дзоту и забросали его гранатами. Путь для дальнейшего продвижения роты был открыт.
Преследуя противника, рота овладела северной окраиной румынской деревни Берлашти. В упорном бою противник понес большие потери. Только ротой лейтенанта Чернова было уничтожено около сорока солдат и офицеров врага и более пятидесяти человек взято в плен.
В двенадцать часов дня, получив подкрепление и строжайший приказ держаться любой ценой, немцы после артиллерийской подготовки перешли в контратаку. На улицах деревни вскоре завязался жаркий бой.
Рота мужественно сдерживала натиск превосходящих сил врага, а когда вражеские танки приблизились к окопам, в них полетели противотанковые гранаты. Оставив на поле боя три танка, около пятидесяти человек убитыми и более восьмидесяти человек пленными, враг вынужден был отступить. Лично лейтенант Чернов, как отмечено в наградном листе, в течение дня уничтожил один танк, одиннадцать солдат и пулеметную точку врага вместе с расчетом.
Все попытки противника вернуть утраченные позиции разбивались о стойкую оборону наших воинов.
Рота лейтенанта Чернова в течение первого дня наступления продвинулась на 16 километров.
Командир полка подполковник Берестов, выполняя приказ командира дивизии, вечером 20 августа дважды поднимал один из батальонов для взятия высоты, значащейся на топографических картах как высота 192,0. Но оба раза батальон, неся потери от интенсивного огня, отступал на исходные рубежи.
— Брать высоту придется не силой, а умением,— решил командир полка и остановил свой выбор на роте лейтенанта Чернова.
Вызвав к себе лейтенанта Чернова, командир полка поставил перед ротой задачу — ночью под прикрытием огневого удара, наносимого соседями, роте Чернова проникнуть в тыл врага и обходными путями незаметно пробраться к высоте, сбить боевые охранения и держать ее до подхода основных сил.
И вот пришла ночь — теплая, тихая, ласковая. Светила луна. Немцы ей не доверяли — жгли ракеты. Они с часу на час ожидали штурма, приковав все свое внимание к переднему краю обороны.
В полночь, когда соседи перешли в наступление с целью отвлечения противника, рота Чернова продвинулась вперед и скрытно вышла в обход к подножию высоты. По руслу высохшего в летнюю жару ручья, маскируясь среди кустов и камней, незамеченными поднялись вверх. Ползком подобрались они к немецким траншеям, почти враз метнули гранаты и бросились на ошеломленных немцев с тыла. Завязалась рукопашная схватка в траншеях. Вскоре вражеские солдаты были перебиты и высота была взята. В этом ночном бою Чернов лично уничтожил четырех гитлеровских солдат и офицера.
Озлобленные неудачами, разъяренные дерзостью и умелостью советских воинов, фашисты решили любой ценой сбросить с высоты роту Чернова.
Противник открыл со всех близлежащих высот массированный артиллерийско-минометный огонь, длившийся 25 минут, а затем перешел в контратаку силою батальона. По рации Чернов вызвал огонь наших батарей, но он оказался малоэффективным, так как вести прицельный огонь через высоту было невозможно. Гитлеровцы прорвались через огонь артиллерии и по склонам стали взбираться на высоту. Рота молчала. Чернов приказал открывать огонь только по его команде. Уже различимы усталые лица гитлеровцев, все яснее и яснее слышны лающие выкрики их командиров, но рота все молчит. «Выдержка и еще раз выдержка,—шепчет Чернов.—Подпустить их как можно ближе и бить только прицельным огнем». И вот, когда гитлеровцы лелеяли надежду взять высоту без серьезного боя, на их голову обрушился плотный огонь пулеметов и автоматов. Наступающие цепи приостановились, залегли и начали медленно отползать.
Немцы трижды бросались в атаку на роту лейтенанта Чернова и трижды откатывались вниз, неся большие потери.
Противник знал, что если до темноты с высоты не будет сброшена горстка закрепившихся на ней советских воинов, то за ночь они будут усилены свежими силами. Поэтому он делал все, чтобы уничтожить роту Чернова, которая была отрезана от основных сил полка плотным огнем пулеметов, минометов, расположенных на близлежащих высотах.
В четыре часа дня, подтянув артиллерию и минометы, противник обрушил на обескровленную роту Чернова массированный удар. Ясный, солнечный августовский день померк над позицией наших бойцов. Вся высота окуталась дымом, над нею стоял невообразимый грохот и скрежет. Рядом с наблюдательным пунктом Чернова разорвался снаряд. Ход сообщения завалило землей. Что-то твердое, словно молотом ударило по каске. Удар был настолько силен, что Чернов на некоторое время потерял сознание. Очнувшись, командир роты увидел, что рацию разнесло вдребезги, рядом с нею лежит окровавленный радист. Рота осталась без связи. Теперь приходилось надеяться только на свои силы.
Артиллерийский налет неожиданно прекратился. Сейчас предстояла пятая атака противника за день. Пробравшись по ходу сообщения в траншею, Чернов на ходу отдавал приказания, подбадривал людей, готовил их к новому бою. Командира беспокоило то, что на исходе были боеприпасы. Оставалось одно — встретить гитлеровцев врукопашную.
Все ближе и ближе вражеские цепи. Вот они в 50-60 метрах перед траншеями. И когда Чернов, ухватившись за бруствер, легко поднялся над ним во весь рост, и рота услышала громкий и повелительный голос своего командира:
— За мной, ребята! Покажем, как умеют драться советские бойцы!
Рота молча, без единого выстрела, бросилась на врага. Схватка была не на жизнь, а насмерть. Бились штыками, прикладами, лопатами и финками, а некоторые просто касками. В этой схватке Чернов лично финкой уничтожил одного немецкого офицера и двух солдат. Но тяжело раненный и сам упал на поле боя. В бессознательном состоянии его пленили, а после длительных пыток и истязаний заживо сожгли на костре.
Так отважный сын социалистической Родины, оставаясь верным своей клятве—не уйти с высоты, если даже придется за нее умереть, погиб в августе 1944 года.
На родине героя в деревне Нюргечи Комсомольского района свято чтят его имя. В восьмилетней школе создана пионерская дружина имени Героя Советского Союза Г. Н. Чернова, и уголок, рассказывающий о его жизни. Улица, на которой стоял дом Черновых, названа именем героя.

Н. Мурышкин 


Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "Чернов Георгий Николаевич" здесь: