Деревня Но(у)русово Свияжской воеводческой канцелярии (1551 - 1695 гг.)

О трудной и горькой доле крестьян сказано в старинной песне. Известно, что мы, чуваши, относимся к тюркской группе алтайской языковой семьи и представляем довольно большую болгарскую ветвь. Чуваши — тюркоязычный народ, говорящий на огурском языке, утративший свой древний гуннский язык и письменность. Наша Родина — Волжская Болгария, как описывают историки, являлась одним из ранних государств Восточной Европы. Первое поволжское раннефеодальное государство существовало до завоевания болгарских земель монголо-татарскими войсками, т. е. до середины XIII века.

Спасаясь от уничтожения, некоторая часть болгарского населения поднималась вверх по Волге и постепенно заселяла территорию современной Чувашии.

 После вхождения в состав России (1551 год) Чувашский край управлялся воеводами Свияжска. В 1555 году Московское правительство выделило из Свияжского уезда Чебоксарский, а потом Ядринский и Цивильский уезды. В начале XVII века в состав Чебоксарского уезда входили город Чебоксары, Подгорный стан русских селений и девять чувашских волостей: Алгашинская, Ишаковская, Ишлеевская, Кинярская, Кувшинская, Сугутская, Туруновская, Чемуршинская, Шерданская. На Чувашской земле система воеводческого управления была введена в XVI веке. Царское правительство, ликвидировав ханскую систему управления народом, введя общероссийскую систему - воеводческое управление, оставило народ в положении ясачного населения. Для управления чувашским населением назначались головы из русских дворян и детей боярских, они же возглавляли отряды ясачных людей в военных походах.

Однако, правительственные чиновники вынуждены была считаться с особенностями и с национальной спецификой Чувашского края. Ясачные люди сами выбирали сельских старост, как правило, из богатых чувашских крестьян. Дело и судопроизводство велось только на русском языке, поэтому приходилось иметь толмачей, которые сразу становились влиятельными людьми. В системе управления народом имелись ябедники, которые состояли чуть выше ясачных крестьян, но наносили часто простому люду больше обиды, чем другие. За особые заслуги перед властями выборные начальники заслуживали повышенное жалование или, в редких случаях, статус тархана.

В период реформы Петра I, при воеводах, возглавляющих губернии, провинции (округ, область), уезды Российской империи, действовали воеводческие канцелярии. Они были проводниками политики правительства на местах, обладали обширной исполнительской и судебной властью. Наказ воеводам от 1719 года обязывал их, кроме исполнения административно-полицейских функций, заниматься вопросами по распространению прогресса, просвещения, по развитию промышленности, торговли, науки, медицины и благотворительных заведений.

Народ притесняли, чуваши внутри России считались неграмотными иностранцами, но всегда отличались добротой, миролюбием, бескорыстием. Трудолюбие чуваш доказывало количество вывозимого хлеба на пристани реки Волга. Чиновникам, служивым людям легче всего было управлять невежественным, необразованным народом. Свияжские, Цивильские, Ядринские чиновники были русскими и научились обдирать простой народ. В селах и деревнях начальниками становились сами чуваши, но часто розги им доставались первым. Чуваши без оплаты предоставляли подводы не только чиновникам, но и частным людям, стоило им приехать в селение не на чувашской телеге, а с колокольчиками. Исполнением их требования служил кнут. Сборы денежного, хлебного ясака, денег на пушечные запасы, сборы лошадей для армии, оброка, податей всегда сопровождались вымогательством, взяточничеством со стороны сборщиков, толмачей и всяких служивых. Служители земской полиции, лекари, чиновники разных уровней приезжали в чувашские деревни по 5-20 человек. Их надо было кормить, поить и обязательно давать мзду от 2 до 5 рублей с души. Если подозрение по угону лошади пало на деревню, то приходилось собирать огромные взятки. Чуваши больше всего боялись наезда судов.

На воевод были возложены функции исполнения законов, распоряжений, предписаний верховной власти, Сената, коллегий, губернских и провинциальных органов. Они организовывали поимки беглых крепостных, рекрутов, дезертиров, других лиц без определенных занятий и вида на жительство, пресекали грабежи. Воеводы имели широкие полномочия в вопросах выполнения противопожарных мероприятий, некоторых военных функций по проведению рекрутских наборов, размещения и обеспечения всех воинских частей, расквартированных в данной местности. Надзирали за сбором подушной подати, других прямых и косвенных налогов, взыскиванием недоимок, следили за выполнением натуральных налогов в пользу государства - дорожного, постоянного, подводного. В обязанности воевод входили вопро­сы предотвращения распространения эпидемий, эпизоотии, соблюдения санитарных норм в общественных местах, на торгах, ярмарках. Они следили за благоустройством населенных пунктов, содержанием, своевременным ремонтом дорог и мостов.

В ведении воевод находились местные тюрьмы.Земли, обрабатываемые крестьянами, стали государственными, и за это надо было платить налоги — деньгами и зерном. В конце XVIII века ежегодно каждой семье приходилось вносить восемь пудов ржи, овса и денег, получаемых с продажи 20 пудов ржи. С крестьян собирали деньги на содержание чиновников государственных служб, помощников воевод. Кроме этого, существовали повинности по бесплатной перевозке государственных грузов, чиновников, воинских команд, по содержанию и ре­монту дорог, мостов, по службе на оборонных линиях. Крестьян угоняли строить верфи, пристани, города. Немало чувашей строили столицу тогдашней России - Петербург.

Чуваши понятия не имели о законах русских, везде и всюду их получувашское, полурусское высказывание каждый чиновник понимал по-своему. Его словам часто давали такой оборот, какой нужен начальнику. Жаловаться было некому. Простые люди всегда становились виновными, их наказывали под предлогом воровства, грабежа и других преступлений, а более богатых чувашей разоряли.

Рекрутчина была самым доходным местом для всего волостного начальства. Писари по деревням искали более богатых чувашей, заставляли их за сыновей платить довольно большие выкупы. Часто вместо 10 рекрутов в список вносили 20-30 человек, и неграмотные крестьяне вынуждены были платить выкупы за подставных рекрутов.

Больше всех издевалось духовенство. Смерть чуваша, особенно богатого — была хлебным местом. Священники вы нуждали крестьян платить большие деньги, шантажируя, что их близкий человек умер не своей смертью, придется приглашать дознавателей и разрезать мертвого. В те времена чуваши не позволяли вскрывать родного человека, поэтому отдавали последние деньги. Свадьбы тоже были доходными мероприятиями, где священники решали судьбу молодых. При неуплате выкупов венчающимися, судейские находили несуществующие родственные связи.

Лесничие распоряжались общественным лесом, как своим. Если ему не давалась взятка, то каждое бревно для строительства жилья обходилось втридорога.

Иногда крестьяне продавали своих детей, жен. Так, крестьянин 3-его Икковского общества (Малды-Кукшум) Айдар Пойгов в 1703 году продал своего несовершеннолетнего сына Дмитрия за 20 рублей чувашскому крестьянину С. Салдубаеву из деревни Алшихово Свияжского уезда. Дмитрий прожил у своего хозяина 17 лет, был возвращен домой только в связи с первой ревизией, т. е. проведением первой переписи населения (1719-1721 гг.).

Если сведения о драке односельчан между собой доходили до чиновников волости, то на всех участников возлагали огромные штрафные подати.

Вот такова была обыденная жизнь крестьян Норусовского края в XVI - XVIII веках, иноверцев, подвергающихся притеснениям в самых грубых формах. Русский крестьянин никогда не давал себя так жестоко эксплуатировать.

В 1584 году русскими властями для укрепления государства, подавления восстаний чувашских и марийских крестьян был основан город-крепость Ядрин.Ядринская волость существовала задолго до возникновения самого города и входила в состав Чебоксарского уезда. Уездным центром Ядрин стал в 1590 году. В состав Ядринского уезда тогда вошли: город-крепость Ядрин, стан русских селений и три чувашские волости - Выльская, Сорминская, Ядринская. 31 декабря 1796 года Ядрин стал уездным городом.

В 1714 году из Казанской губернии выделился Нижегородский уезд в отдельную Нижегородскую губернию, в которую в 1719 году перешел Ядринский уезд. В том же году губернии были разделены на провинции, а уезды объединены на дистрикты. В 1727 году Российское правительство вернулось к разделению провинций на привычные уезды, управляемые воеводами. Сложилась трехзвенная система местного административно-территориального управления: губерния -провинция - уезд. В 1779 году, в связи с открытием Нижегородского наместничества, Ядринский уезд был передан под ведение казанского губернатора.

В состав уезда в 1793 году входило: 29 сел, 1 слобода, 123 деревни, 325 выселков. Через 90 лет, в 1883 году насчитывалось: 1 город, 1 слобода, 28 сел, 3 сельца, 124 деревни, 73 выселка, 293 околотка, одна почтовая станция. В самом городе Ядрин в 1793 году проживали 684 души мужского населения, 747 душ -женского. Через 66 лет, в 1859 году, дворов стало 388, число жителей - 2513 душ, в том числе мужчин - 1313, женщин - 1200.

«Сей город лежит расстоянием от столиц: Москвы 991, Санкт-Петербурга 1719, от губернского города Казани 207верст, на возвышенном месте левого берега реки Суры, при озере Сергиевском и ручья, протекающем из реки Суры в озеро Сергиевское. Имеется Соборная церковь, построенная в 1735 году, приходские церкви: 1-ая - Владимирской Божей матери с приделом пророка Ильи, 2-ая - Казанской Божией матери, начатая строением в 1747году. В 1791 году открыто народное училище. Торги бывают в каждую неделю по субботам, на которыя съезжаются из разных уездов крестьяне и чуваши со всяким хлебом, хмелем, пухом. А весною из других губерний по реке Сура привозят на малых судах и лодках телеги, колеса, бочки, кадки, ведры, горшки, решето, деготь и многие деревенские продукты, а из ближних городов по разным временам года мед, воск, соленую рыбу, икру и прочие съестные припасы, ровно молочные, для чуваш щепетильные товары. В сем городе разведены небольшие сады с плодовитыми деревьями яблонями, вишнями, красною и черною смородною, коих плоды употребляют хозяева только для себя, а не на продажу».

В то время города являлись административными центрами и центрами ремесла, промыслов и торговли.Другой уездный город, Цивильск, в архивных документах упоминается  в 1584 году, в связи с сооружением крепости на месте чувашского поселения «Ҫӗрпӳ» (означает сотник). Как город он стал известен в 1589 году, поло­живший начало организации Цивильского уезда из чувашских волостей Свияжского и Чебоксарского уездов. В 1609 году восставшие чувашские крестьяне его снесли с лица земли, разгромили и сожгли. Вновь город поднялся только в 1695 году, когда построили кремль, и он стал уездным городом. В состав уезда входили город Цивильск, стан русских селений и чувашские волости - Богатыревская, Тугаевская, Второ-Тугаевская, Кошкинская, Рунгинская, Сюрбеевская и Убеевская.

В 1708 году уезды Русского государства были сгруппированы в крупные административно-территориальные единицы, названные губерниями. Цивильский уезд вошел в состав вновь созданной Казанской губернии.

Деревня Норусова в конце XVII века считалась в составе Тугаевской волости Цивильского уезда. Как пишут историки, эта волость носила имя князя Тугая, сторонника мирного присоединения Чувашского края к Русскому государству. После вхождения в состав России ясачные и служивые чуваши, получив законное разрешение, стали самовольно переселяться на необжитые места, образовывая новые поселения. Если в расчистке и строительстве поселений участвовали несколько общин, то владельцами становились те общины, члены которых расчищали участок. Жители нового населенного пункта со своими частями собственности входили в две-три общины. Например, часть жителей деревень Кукшум, Малды-Кукшум, ЧалымКукшум и Хорн-Кукшум входили в состав Байглычевского общества, другая часть населения - в Икковскую общину. Деревни Синьялы, Мачамуши и Кумбалы в конце XIX века входили в состав Первой и Третьей Норусовских общин. Эти люди, независимо от нового места проживания, входили в состав того селения, волости и уезда, откуда переселялись.

В начале XVIII века селения Норусовского края входили в состав:

—Свияжского уезда Чекурской волости — деревни Абызо-ва, Озерная Абызова (Кюльхири), Малая Абызова (Айгиши);

—Чебоксарского уезда Ишаковской волости — деревни Яндовова Сявалпоси тожь (Шинеры), Алгазина;

—Чебоксарского уезда Кувшинской волости — деревни Байглычева (деревня Кукшум, околотки Чалым-Кукшум и Хорн

Кукшум), Третья Иккова (часть деревни Кукшум, часть околоток Чалым-Кукшум, Хорн-Кукшум и деревня Малды-Кукшум);

--- Чебоксарского уезда Ишлеевской волости — Янбахтина;

— Цивильского уезда Тугаевской волости — деревня Никольская Нурусова, деревни Первая Нурусова (выселки Кумбалы, Мачамуши), Вторая Нурусова (околотки Ослаба и Кивьялы);

— Цивильского уезда Второ-Тугаевской волости — деревни Первые и Вторые Ялдры (Азимсирма, Эпшики);

—Курмышского уезда Юмачевской волости — деревня Альменева (куда входили выселки Ермошкино, Поганкино и Мунъялы).

Таким образом, в Норусовском крае в начале XVIII века проживали крестьяне, переселившиеся из различных волостей Курмышского, Свияжского, Симбирского, Цивильского, Чебоксарского уездов.

В 1780-1781 годах Екатерина II провела административно-территориальную реформу. Были учреждены Симбирская и Казанская губернии с уездами в новых границах. Волости под новыми названиями были введены в 1797 году. Так образовалась Норусовская волость.

По территории нынешнего Вурнарского района (ранее Ядринского уезда) протекают много маленьких и больших рек. Основные - это Большой Цивиль, Средний Цивиль, Малый Цивиль и Хирлеп. В конце XVIII века эти реки характеризировались так:

«Река Большой Цивиль вышла она тожь уезде из дачи казенного леса и разделяет частею границы Цывилъский с Ядринским уездом и протекает в Цывилъский уезд», «Мостов 55, в самое жаркое летнее время река Большой Цывиль глубиною в одну, а шириною от шести до осми сажень».

«Река Средний Цивиль вышла Симбирской губернии из смешного Аютырьского уезда и в пала в реку Большой Цывиль... Река Средняго Цывиля в самое жаркое летнее время глубиною в одну, а ширцною в семь сажень, в ней рыба щуки окуни и пискари...».

«Река Малый Цывиль вышла она тож Ядринского уезда, из дачи казенного леса и разделяет границы Цывилский с Ядринским уездом и протекает в Цывилъский уезд». «Средний Цывиль глубиной в два аршина, а шириною в восемь сажень, речки глубиною от полуаршинна до полусажени шириною одну в две и четыре сажени в них рыба плотва пискари и гольцы...».

Большой Цивиль берет начало из Шумерлинских лесов, а Средний Цивиль начинается в лесах за деревнями Чаркли и Волонтер. Эти две реки проходят по Норусовско-му краю, соединяются между собой около деревни Чалым-Кукшум. Река Хирлеп берет начало у деревни Хирлеппоси Аликовского района и за деревней Хумуши впадает в Цивиль. Эти реки начинаются с маленьких родников и по всей своей протяженности являются родником жизни для крестьян. На их берегах расположены почти все деревни края. 100 лет назад на этих реках насчитывалось 14 водяных мельниц.

Чувашские крестьяне не занимались рыболовством в промышленном масштабе, это было недоступно. За места надо было платить оброк казне или тем властям, кому принадлежали реки или озера. Реки Большой и Малый Цивиль весной использовались для сплава небольшого леса.

Как пишут историки, по берегам реки Большого Цивиля некоторые поселения появились в X веке. Постепенное заселение территорий Большого, Среднего и Малого Цивилей болгаро-чувашские семьи начали во время татаро-монгольского ига, а в XVI — XVII веках началось активное освоение этих земель.

Основной этап заселения этих мест связан с добровольным вхождением Чувашского края в состав Русского государства в 1551-1552 гг. В эти годы появились деревня Ямбах-тино — (Шахаль), что на реке на Большой Улеме и деревня Яндовова Сявалпоси тожь (Ишли, Ишле). Старыми поселениями в округе считаются деревни Алгазино, Азим-Сирма, Ишлей, Кивьялы, Кукшум, Кюльхири, село Норусово, Ермошкино. Так, по окладной книге 1729 года, из Чебоксарского уезда для строительно-плотницких работ в Казань потребовалось направить 15 плотников. В списке деревень, которые обязаны были посылать из своей среды указанных лиц, есть деревни Алгазино и Ишли.

Территории нынешнего Норусовского края в XVI -XVII веках на 50% были заняты лесами. Со временем росла численность населения, площади заселения становились тесными. Многие общества начали очищать леса в дачах, в сто­роне от главной (материнской) деревни. Органы власти не препятствовали расчистке леса для строительства жилья и хозяйственных нужд, так как это вело к росту поступления ясачных, оброчных сборов, налогов. Образование таких по­селений происходило постепенно, их часто называли около­тками, выселками. Многие расчищенные от леса земли пере­давались по наследству. Так, в начале XVIII века крестьянин из деревни Айгиши Семен Максимов на отцовской подсеке из 11 десятин получал до 10 копен сена.

Порою общины свои земли сдавали купцам, которые по­ступали с ними несправедливо. На арендованной земле они стро­или большие хозяйства, эксплуатировали крестьян, попавших к ним в кабальную зависимость. На них работали беглые крес­тьяне всей семьей. Особенно свирепствовал Цивильский купец П. Дементьев. Он бессовестно обманывал крестьян, давал взай­мы небольшие деньги под большие проценты. Так, крестьяне деревни Первые Ялдры Егор Иванов (Сигорей) и Петр Павлов (Ухадер) попали к нему в кабалу, им пришлось отрабатывать долги в десятки раз больше, чем положено.

Норусовский край в то время имел 9812 десятин 470 са­жень земли, в том числе 5786 десятин были пахотными, 150 десятин использовались под сенокос, 3460 десятин занимали лесные угодья дровяного и строевого леса, 1600 сажен - под кладбищами, 18 десятин 450 сажен занимали дороги, осталь­ные земли были болотистыми.

Известно, что немецкий ученый Зигмунд фон Герберштейн в 1514 - 1526 годах изучал быт, жизнь, обычаи татар, черемисов, мордвы Поволжья. Для научных целей он составил карту населенных пунктов Поволжья, где, как говорят краеве­ды, отмечено село Никольское Но(у)русово. Но пока это не подтверждается. Некоторые предполагают, что Норусово — не­мецкое село. Название происходит от латинского слова Норик - Норикус, от провинции римской империи между реками Драва и Дунай. Будто сюда переехали германцы и основали поселение Норосово. Но село Но(у)русово основано в XVI веке, а гер­манцы сюда начали переселяться только в XVIII веке. Имеется другое предположение, более достоверное, что это село осно­вали переселенцы из Свияжска. Даже название «Но(у)русово» имеет определенное, русское значение. По словарю В.И.Даля слово «но» - дополняет, усиливает сказанное, «русь» - мир, белый свет, «русский» - крещеный, христианин, «нерусь» -иноземец, то «но(у)русь» - истинный христианин - русский человек. Значит, сюда поселились русские люди и основали поселение с базаром - Но(у)русово. Со временем некоторые жители села в поисках лучшей жизни переехали в другие места. В Буинском уезде, в нынешнем Батыревском районе имеются деревни Шурут и Балабаш Норусовы, где в 1811 году было 8 домов. Они считались выходцами села Норусово.

На протяжении 500 лет название села Норусово посто­янно менялось. Это Но(у)русова, Нурусова, Покровка, Покровское Норусово, Никольское Норусово, Богородское Но­русово, Богородицкое, Норусово и наконец Калинине В ранних документах XVII века Норусово упоминается в двух поселени­ях. Изменение названия связано с церковью, т.е. Никольская, Покровская, Богородицкая церковь.

Норусово сегодня — это село Калинино Вурнарского района, расположенное со своими бывшими околотками, выселками и сельскими обществами в ложбине, в живопис­ном уголке на границе Шумерли некого, Аликовского, Ибресинского и Канашского районов, со всех сторон окружен­ное реками Большой, Средний, Малый Цивиль, Хирлеп и многими урочищами, представляющими особый интерес для исследователей и краеведов.

Исследователи доказывают, что жители деревень Алга­зино (Малти Ишек), Чиршкасы (Чӑрӑшкасси Ишек), Шоркасы (Шуркасси Ишек), Шинеры (Шӗнер Ишек) и Хумуши (Хӑмӑш) являются дальними родственниками жителей посе­лений Яндоба и Ишаки. С этим вполне можно согласиться. Имеется карта 1794 года село Покровское Норусово Ядринс­кого уезда Казанской губернии с прилежащими к нему зем­лями, где указаны места расположения деревень Новая (Синъялы), 1-ое Норусово (Кумбалы), Янбухтино (Мачамуши), 2-ое Норусово (Ослаба, Кивъялы) и Яндова Сявалпоси тожь (Хумуши). Карта открыла время основания деревни Ху­муши. В конце XVII века сюда переселился первый житель деревни Савар (Семен) из Яндобы, а не из Альменево, как предполагалось ранее. В плане указан и выселок деревни 2-ое Норусово (Арманкасси) около урочища «Ушах». Это тоже деревня Хумуши, точнее оставшаяся часть деревни после крупного пожара, жители которой после беды переселились на новое место, но старое название «Хумуши» сохранили. Деревня Мачамуши называлась Янбухтина, по всей вероят­ности, сюда переселились крестьяне из деревни Янбахтино и основали выселок села Норусово.

Некоторые близрасположенные деревни, хотя и входили в состав других волостей, но в решении бытовых вопросов и обще­нии были ближе к Норусово. Севернее села Норусово расположе­ны деревни Ермошкинского сельского поселения — Ярмушка, Альменево, Пуганкасы и Муньялы. Самая старая из этих поселе­ний Ярмушка. Вероятно, село Альменево (Авшак Эльмен) тогда не входило в состав этого общества, считалось самостоятельным поселением. В архиве Чувашского государственного института гу­манитарных наук имеются документы XVII века, где говорится о вражде между крестьянами Ярмушка и Альменево за покосные земли. Деревни одного общества никогда не претендовали на зем­ли своих выселков и околотков, все спорные вопросы решались на сходах. Деревни Муньялы (Онтошкино) является выселком, а Пуганкасы (Пуканкасси) околоткам деревни Ярмушка. Некогда в селе Альменево построили церковь, выселком стала Ярмушка, а материнской деревней начали считать Альменево. В этой дерев­не, кроме чувашей, проживали и бывшие городские бобыли из Нижегородской губернии, т.е. обнищавшие, неимущие городские граждане, зачисленные в разряд государственных крестьян. Эти поселения сначала входили в состав Чебоксарского уезда, потом -в Юмачевскую волость Курмышского уезда, с 1797 года — в Асакасинскую волость Ядринского уезда. Жители этих деревень всегда были ближе к норусовцам, даже рекруты прощались с местным народом на Норусовском базаре.

Восточнее села Норусово расположено другое обще­ство —Муратовское, которое позже входило в состав Кали­нинского района. Крестьянин по имени Мурат (Марат) ос­новал деревню Кивсерт-Мурат (Кивҫурт Марат). Потомки его расчищали леса под выселки и пашни. Здесь они основа­ли шесть выселков и околотков. Крестьянин Телюк (Тӳлӳк) выселился и основал Тюлюкасы, но хозяином этого около­тка стал богатей Етрук. В народе эту деревню начали называть

Етруккасси Марат, но на бумаге она осталась Тюлюкасы. По­степенно возникли другие околотки - Сявалкасы (Ҫавалкас Марат), Тузи-Мурат (Туҫи Марат), Елабыш (Юлапӑш Марат), Мулакасы (Мулакасси Марат). Крестьяне считались жителя­ми Малояушевской волости Цивильского уезда, но невест искали в Норусовском крае.

С возникновением деревень появились топонимические предания, различные легенды, которые сохранились до на­ших дней. Много документов хранится в архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук. Один из та­ких документов — «Приложение к археологической карте Чу­вашской АССР о количестве археологических объектов», со­ставленный в 1947-1948 гг. А. Родионовым, представляет довольно большой интерес.

Названия деревень Норусовского края по смыслу мож­но разделить на несколько версий:

1. Названия деревень Синьялы (Ҫӗнӗ ял), Вторые Ялдры (Уйпуҫ Ялтӑра) происходили от материнского селения и оз­начали те или иные определения, в данном случае от слова «Новое»;

2. Названия деревень Чириш Шинеры (Чӑрӑш Ишек), Хорн-Кукшумы (Хурӑн Кӑкшӑм) возникли после расчистки еловых и березовых лесов;

3. Названия деревень Ярмушка, Усландыр-Яуши (Услантӑр Явӑш) связаны с именами основателей этих поселений;

4. Названия деревень Азим-Сирма (Аҫӑм Ҫырма), Ойкасы (Уйкас Ялтӑра), Кивсерт-Мурат (Кивҫурт Марат) связа­ны с местом их расположения;

5. Названия деревень Малдыкасы (Малтикас Ялтӑра), Кивкасы (Кивкас Юнтапа), Кивьялы (Кивьял Нурӑс) связаны по их расположению к материнскому селению;

Историю любой деревни невозможно рассматривать без объяснения того или иного топонима, т. е. без изучения наи­менований населенных пунктов, рек, озер, гор, урочищ, оврагов и т. д. Особенно интересен в этом отношении Нору­совский край. Так же нельзя рассматривать их историю без изучения ономастики, т.е. без изучения собственных имен и прозвищ проживающих там людей. Сегодня мало кто знает и помнит истинные чувашские мужские и женские имена, тем более может объяснить значение старых имен. После христи­анизации чувашского народа все перепуталось, за 500 лет вместо Етривана, Охтивана, Ярмушки и других, появились древнеславянские, еврейские, латинские, греческие имена, как Василии, Иваны да Марьи. В деревнях сохранились до­полнительные, придуманные односельчанами, безобидные фамилии, имена и прозвища, порою близкие по значению старым чувашским собственным именам:

1. В деревнях часто детей называют не по фамилии, имени, а с использованием фамилии или имени отца, матери —Чирков Гени, Трахвин Володи, Мирун Коли. Это означает, что Геннадий, Владимир, Николай сыновья Чиркова, Трофима и Мирона.

2. Достаточно много имен связаны:

— по профессиональной деятельности людей — Тимӗрҫ Ваньки (Иван кузнец), Пыл Юрки (Юрий пасечник), Ӑвӑс Максиме (Восковый Максим), Бригадир Ульки (Оля, жена бригадира);

— с обозначающием имен птиц и зверей — Шӑнкӑрч (Скворец), Чӗкеҫ (Ласточка), Кулюк (Голубь), Упа (Медведь), Кашкӑр (Волк), Кӑракки Якурӗ (Яков Глухарь). Отсюда и фамилии - Скворцовы, Ласточкины, Голубевы, Медведевы, Волковы, Глухаревы;

— со своими фамилиями - Карачӑм Кульки (Герасимов Николай), Кулюк Гени (Куликов Геннадий), Ҫтаппан Витти (Степанов Виктор), Пакша Ольги (Пакшанова Ольга);

— с местом постоянного проживания — Кучук Пети (Петр, проживающий около оврага Кучук), Кас Вери (Вера, которая проживает на выселке);

— с характером, образом и ростом человека — Хитре Ҫимун (Красивый Семен), Яка Иван (Щеголь Иван), Вӑрӑм Якур (Высокий Яков), Пӗчӗк Михали (Маленький Михаил), Куштан Мирун (Высокомерный Мирон), Калаҫман Ваҫҫа (Ва­силий малоговорящий);

— с ведением домашнего хозяйства — Шупӑт Витти (Ви­талий, умеющий варить щи), Тӗклӗ Ҫимун (Семен, продавец пуха), Чӑпта Ҫинави (Зинаида, ткачиха кулей), Хытти Петере (Скупой Петр).

Своеобразно и немного грубовато, но в глубине этих слов ещё теплятся корни наших предков.

Следующее направление - это курганы, самые истори­ческие, до конца не изученные места в Чувашии. Такие курга­ны имеются около села Калинино, деревень Азим-Сирма, Айгиши, Альменево, Большие Торханы, Мачамуши, Буртасы, Ярмушка. Имеются предания, будто в старину после смерти знатных особ, люди из его рода, племени должны были при­нести на могилу целую лопату земли. Обычно такие роды были многочисленными, поэтому на могилах образовались курганы. Другие говорят, что в то время не было дорог, курганы слу­жили указателями, для чего на их вершинах по вечерам зажи­гали костры, и далекий свет указывал дорогу путникам. Име­ется версия, что курганы являются братскими могилами восставших крестьян, захороненных после боев.

С детства нам рассказывали много сказок и легенд. Пре­дания были короткими, более правдивыми и лаконичными. Сказки часто растворялись в уме, а легенды надолго остава­лись, напоминая о своем присутствии в повседневной жизни.

Вот одна из тех легенд:

«Давным-давно на чувашской земле жил богатырь (Улып, Улӑп) огромного роста и несгибаемой силы. Он носил чувашскую одежду и такие же лапти, какими пользовались крестьяне в повседневной жизни. Раз в год Улып проверял свои владения от вторжения врагов и насилия разбойников. Когда ходил, через дырки в лапти попадала земля, приходилось останавливаться и вытряхивать из лаптей набившуюся землю. Лапти были такие огромные, что при встряхивании образовались курганы. Так ходил он по чувашской земле, оставляя многочисленные курганы, в том числе и три кургана около деревни Мачамуши».

Ученые и краеведы Чувашии часто выносят на суд читателей обширные материалы о жизни чувашского народа, об их жизни и быте. Среди них фундаментальные исследования ученых - Н.И. Ашмарина, Н.В. Никольского, Л.И. Иванова, В.Д. Димитриева и В. Г. Родионова, труды писателя Семена Эльгера, записки краеве­дов П.И. Орлова, П.И.Краснова, Я. Стеклова и многих других. Они помогли раскрыть вопросы развития, становления, образования сел, деревень, околотков и выселок Норусовского края.

Ученые спорят, что верховые чуваши пришли на Волгу во втором веке с Алтая, а низовые — в VIII веке из Централь­ной Азии через Кавказ. Поэтому в их языке, одежде и обычаях имеются различия.

Как провести границу между верховыми (тури), низовы­ми (анатри) и степными, средненизовыми (хирти, анат енчи) чувашами? Норусовские и асакасинские чуваши говорят, что именно они являются «вирьяльскими» (верховыми) чувашами, ибресинцы называют себя средненизовыми, а ораушские и кошлаушские чуваши считаются низовыми. Значит, на территориях нынешнего Вурнарского и Ибресинского районов за 500 лет собрались все три группы чувашского народа. Им светит одно солнце, они дышат одним воздухом, говорят на чувашском язы­ке, но носят национальную одежду, отличающиеся друг от друга. Литературным языком считается диалект низовых чувашей. По языку верховые чуваши отличаются «оканьем», а остальные группы «укают», но они прекрасно понимают друг друга.

В прошлом веке вирьяльцы в праздничные и базарные дни ходили в белых кафтанах, на ногах у них были черные сукон­ные онучи и лапти. Мужчины носили высокие холмистые шля­пы. Лапти у женщин были теплые, красивые, головки малень­кие, ровные, опорки до колен без сусолен, мочален - чистые, гладкие и разукрашенные. Платки носили, как русские женщи­ны, четырехугольные и белые. Они ходили по базару, сияя, сверкая и звеня своими нагрудными, шейными женскими ук­рашениями, головными повязками из серебра и монет, не скры­вая красоту шеи и волос.

Мужчины низовых чувашей носили кафтаны черного и голубоватого цвета, на ногах белые онучи. Женщины чаще носили шерстяные онучи, опорки лаптей были короткими, носили длинные головные повязки (сурпан), закрывали шею и затылок от чужих глаз. Рубашки у всех были красноватого, голубоватого или пестроватого цвета домашнего полотна. Это была одежда жителей ялдринских поселений.

У степных чувашей одежда немного отличалась от всех. Женщины свои волосы никогда не показывали свекру и не­знакомым людям.

Это всего одна сторона, маленький штрих из жизни крес­тьян нашего небольшого края — их одежда. Пусть ученые-исто­рики изучают, доказывают нам, кто мы такие, какого цвета и какой длины кафтаны носили наши предки. Мы чуваши — вер­ховые, низовые, степные. Говорим на одном языке, поем одни и те же песни, танцуем до упаду, трудимся до последних сил, все хотим, чтобы наши дети, внуки жили намного лучше нас, счастливо и долго без войн и катаклизмов...


Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "Деревня Но(у)русово Свияжской воеводческой канцелярии (1551 - 1695 гг.)" здесь: