Норусовский уезд, Норусовский волостной Совет крестьянских депутатов, Норусовская волость продолжение

Во всей этой неразберихе надо было найти виновных. Десятого мая 1919 года в Норусовской волости к разряду ку­лаков, контрреволюционеров приписали 12 семей: Алексан­дра Васильева из села Норусово, Степана Никитина из де­ревни Хумуши, Андрея Егорова, Андрея Константинова из Азим-Сирмы, Ивана Петрова из Айгиши, Тимофея Захаро­ва, Павла Александрова, Михаила Кошкина, Якова Гаври-лова из деревни Вурманкасы, Арсения Галкина из Талды Бурдасы, Егора Федорова из Эпшики, Матвея Никифорова из Чалым-Кукшум. Но через год этот список расширили до 46 человек. Трое из них - Николай Федоров, Михаил Егоров из деревни Кадыши и Афанасий Петров из деревни Кюльхири за свои высказывания против Советской власти были объяв­лены контрреволюционерами, двое — Василий Казанцев из Чиршкасов, Тимофей Александров из Вурманкасов счита­лись лесопромышленниками, 36 крестьянских семей попали в этот список за спекуляцию, пятеро считались кулаками, двое из которых — Иван Макаров и Осип Захаров из деревни Ослабы уже сидели в тюрьме.

Список контрреволюционеров на этом не закрыли, туда приписали еще четверых священнослужителей и деся­терых служащих бывшего полицейского управления (поли­цейские и урядники). Это служители церквей — Сергей Ва­сильевич Павловский, Евгений Алексеевич Каменский из Норусово, Григорий Михайлович Краснов (Кукшум), Ми­рон Герасимович Журавлев (Кадыши), служащие полицей­ского управления — Григорий Рукавишников, Алексей Ере­мин, Дмитрий Добромыслов, Иван Зыбин, Лаврентий Байков, Михаил Григорьев из Норусово, Александр Васи­льев из Кюльхири, Федор Кириллов из Хумуши, Петр Ва­сильев из Кивьялы, Антон Архипов из Ямбахтино. Они в 1900 - 1917 годах служили священнослужителями, пеши­ми, конными полицейскими, урядниками, за что не имели право голоса и не могли получить гражданство Советской России. Какова была дальнейшая судьба этих граждан, час­то не противников большевистской политики, нетрудно представить. Их перемалывала «репрессивная машина» Со­ветской власти.

Трудные были годы, но народ жил, растил детей, мечтал о будущей светлой жизни. Среди руководителей было немало грамотных, толковых представителей Советской власти. Они ни­когда не скрывали, что вся работа волостного исполкома в 1920 году заключалась в изъятии хлебных продуктов. Члены исполко­ма в основном были заняты выкачиванием хлеба, организаци­ей рабочих на заготовку дров и лесных материалов. Впереди были самые голодные годы в жизни крестьян Норусовской волости.

Председателем Норусовского исполкома в то время ра­ботал Денисов Никандр Денисович, его заместителем, на­чальником отделом управления и финансов - Козьма Ефре­мов, военкомом - Логинов, отделами земледелия и гражданской регистрации руководили Леонтий Никонов, Ни­колай Чслыкин.

Важное историческое событие произошло 3 января 1920 годи. В этот день Чувашский отдел при Наркомнаце в Москве передал в Народный комиссариат по делам нацио­нальностей «Краткий доклад о выделении чувашского на­рода в особую административную единицу». Чувашский на­род всегда преследовал цель — объединиться в одно целое. Сбылось их стремление. 24 июня 1920 года председатель Со­внаркома В.И.Ленин и председатель ВЦИК М.И.Калинин, секретарь ВЦИК А.С. Енукидзе подписали декрет «Об Авто­номной Чувашской области». В августе по всей Чувашской области проходили праздничные мероприятия, митинги, от­крывались школы, клубы, библиотеки, проводились массо­вые субботники. В области произошли некоторые админист­ративно-территориальные деления: Цивильский,Чебоксарский, Ядринский уезды и часть Козьмодемьянского уезда вошли в состав Чувашской автономной области.

В начале 20-х годов территория Норусовской волости несколько расширилась. 28 марта 1923 года областная адми­нистративная комиссия Автономной Чувашской области при­нимает решение о присоединении к Норусовской волости деревень Анаткасы (Анаткас Хапӑс), Сендимиркино (Мӑнъял Хапӑс), села Абызово (Хапӑс) Абызовского общества и де­ревни Тюмбеки (Тӗмпек) Артемкасинского общества Той­синской волости. Таким образом, число жителей волости воз­росло на 2800 человек и составило 18315 человек.

В 1920-1921 годах в волостях проводились различные ме­роприятия, как «Неделя фронта», «Неделя трудового фрон­та», «Неделя Красного фронта», «Неделя гужевого транспор­та», «Неделя ребенка» и т.д. «Неделя фронта» проводилась под девизом «Все для Красной Армии». Каждый гражданин, проживающий на Норусовской земле, должен был выпол­нить свой долг перед революцией: послать подарок Красному фронту, сдать продналог, выполнить наряд по заготовке и вывозу дров, обеспечить Красную Армию продовольствием, обмундированием.

В деревнях начали открываться специальные избы-чи­тальни, где люди собирались по вечерам. Они читали газеты, обсуждали политические вопросы, мечтали о будущей жиз­ни, смотрели спектакли па русском и на чувашском языках.

Белая гвардия проиграла гражданскую войну, но эсеры, меньшевики, бывшие участники войны, местные кулаки пытались восстановить капиталистический строй В своей борь­бе они использовали все промахи Советской власти и труд­ности, вызванные войной, разрухой, системой налогообло­жения, политикой военного коммунизма. Они убивали ком­мунистов, комсомольцев, советских работников, громили волостные советы. В этой классовой борьбе обрывались жиз­ни детей, простых людей, руководителей, коммунистов и им сочувствующим. Молодая Советская власть тоже принимала жесткие меры, в «водоворот» которых, часто попадали неви­новные крестьяне...

В чем причина всенародного голода на Чувашской земле в 1921-1923 годах? Причин много. Прежде всего гражданская война, низкая урожайность, необеспеченность крестьянских хозяйств сельхозинвентарем. Отсутствовали сеялки, молотил­ки, веялки, жнейки, в хозяйствах использовали только соху, плуг и борону. Из-за войн, продовольственных разверсток сельское хозяйство испытывало затяжной кризис. Гражданс­кая война и разные налоги сократили количество скота у населения до 50 процентов, 38% населения Норусовского края были безлошадными, 32% - без коров. Потребительская кооперация не имела своих оборотных средств и кредитов. В 1920 году крестьяне получили скудный урожай озимых, все­го около 50 пудов с десятины, т.е. 8 центнеров с гектара. Несмотря на трудности, шестую часть урожая вывозили за пределы республики. Лето 1920 года было засушливым. Зи­мой морозы доходили до 30 градусов, было мало снега. Весна

1920 года наступила на месяц раньше, унесла всю воду по оврагам вместе с навозом, до июля не было дождей. В те годы картофель выращивали мало. Озимые выгорели, яровые хле­ба не взошли. В июле начались дожди, но в одних местах рожь не успела созреть, ушла под снег, а в других - урожай не дал даже семян, крестьяне получили хлеба всего по 3-5 пудов, или около одного центнера с гектара. В Чувашии ещё господ­ствовала трехпольная система севооборота, обработка полей велась самыми примитивными способами, кроме навоза, дру­гие удобрения не применялись. Из-за перенаселенности до 30% рабочих рук и едоков не имели работу. Кустарная про­мышленность полностью упала, люди остались без средств существования и продуктов питания. До революции 15% на­селения кормили свои семьи отхожими промыслами, т.е. за­работками на стороне.

С другой стороны повлияли необдуманные продоволь­ственные, денежные, гужевые мероприятия властей, жела­ние любым способом выполнить продразверстки и взимать налоги. По решению губернского, уездного Советов отряды продразверстки подчистую выбирали из амбаров семенной материал. Даже в дни голода, в 1921 году, отряды продраз­верстки отняли у крестьян 972 пуда зерна, 5914 пудов карто­феля, 4299 пудов мяса. В 1922 году лето опять было жаркое, засушливое, пришлось пересеять всю озимую культуру. Дефи­цит хлебных запасов составил 8 млн. пудов.

Продолжался всеобщий голод. Некоторая часть кресть­ян, предвидя голод, устремилась в Сибирь. В 1921 году 10224 человека покинули родные места. В то время в Чувашии про­живало 831401 человек, из них 367540 детей, городское на­селение составляло всего 21176 человек. Число голодающих доходило до 770 тысяч. Волости по степени голодаемости были разделены на 4 группы. Норусовская и Асакасинская волости входили в первую группу, где голодало почти все население, поэтому за короткое время пришлось повсеместно оборудо­вать пункты питания, в первую очередь для детей. Нужны были дрова по 2 куба на пункт, продукты питания. Несмотря на трудности, люди собирали последний кусочек хлеба, кар­тошку, приносили дрова для приготовления еды, обеспечи­вая детей трехразовым питанием. Хлебом в волости питались всего 20 детей, 700 - ели ржаной хлеб с примесями, 2430 -питались хлебным суррогатом, а 1830 детей голодали. 1205 детей учились в школе, где их кормили один раз в сутки. От ЮЛ ода сильно страдали жители деревень Алгазино, Кукшум, Кумиши, Малды-Кукшум, Кюльхири и Кадыши. По реше­нию Советского правительства детей начали вывозить в пло­дородные губернии, в Москву и другие большие города. 23 ноября 1921 года с Вурнарского вокзала уехал первый вагон с 84 детьми до 12 лет.

Ныло принято решение в первую очередь кормить детей до 4-х лет. Их в волости было 1533, в том числе до года - 398, до 2 лег - 351, до 3-х лет - 376, до 4-х лет 408. Не остались в стороне сиротские и беспризорные дети, дети обратников (те, кто вернулся обратно с мест Си­бирского переселения. — Авт.), разорившихся крестьян, ин­валидов войны и труда.

На Чувашской земле свирепствовали различные эпиде­мии. На почве голода 90 тысяч детей и 48 тысяч взрослых забо­лели тифом, оспой, холерой, цингой, дизентерией. Такое по­ложение было везде. Норусовская больница имела всего 28 коек, не хватало врачей, медикаментов, белья.

Настоящим бедствием весной 1921 года стали лесные по­жары. Разыгравшиеся в разных лесничествах области пожары уничтожили 43 тысяч десятин леса. Выгорело столько леса, при плановой разработке хватило бы на 30 лет его использования. Убыток равнялся 20 миллионам рублей в золотой валюте.

Крестьяне не понимали и не хотели понять такую полити­ку, которая отбирает все, но взамен ничего не дает. В начале 1921 года они взялись за ружья и вилы. Особенно жесткими были противостояния в Чувашско-Сорминской волости, где собралось около 15000 крестьян. Они разгромили здание волис­полкома, убили 20 отпускных солдат, несколько коммунистов. Отголоски этого противостояния быстро разошлись по уезду. В городе Ядрин было введено осадное положение, отряды крас­ноармейцев прибыли в уезд. В Норусовской волости начались отдельные волнения, но они тут же подавлялись. Около дерев­ни Шоркасы неизвестные напали на председателя волисполко­ма Денисова, но он сумел спастись. В деревне Вурманкасы при выполнении гужевой повинности на пешего милиционера на­пали местные крестьяне, отобрали винтовку, а самого сильно избили. Скоро все волнения были жестоко подавлены, жизнь продолжалась в привычном ритме страха и неизвестности.

Урожайность хлебов, особенно ржи, в 1922-1923 годах не превышала 28 пудов, или 5 центнеров с гектара. При посе­ве 0,45 га на едока, хлеб надо было оставить на семена, нало­ги, прокорм скоту, на одежду, ремонт хозяйства и сельхозинвентаря. В итоге на еду ничего не оставалось, смертность превышала рождаемость.

За два года около 10% семей остались без всякого скота, 50% стали безлошадными, 60% - без коров, 20% из них даже не имели необходимых жилищных условий и надворных по­строек, а значит, полностью были оторваны от сельскохо­зяйственной деятельности. Новый урожай спекулянты поку­пали за бесценок, а продавали дорого.

Тяжело пришлось жителям деревень Кукшум, Чалым-Кукшум, Хорн-Кукшум и Азим-Сирма. На их супесчаных зем­лях даже трава росла с желтизной. Люди в лесах собирали по 15-20 пудов желудей, их сушили, мололи ручной мельницей, подмешивали лебеду и пекли хлеб. Но к весне еда кончилась, самые слабые - дети и старики — пухли от голода, стали умирать от различных желудочных заболеваний.

В конце ноября 1921 года на станции Шихазаны, Ка­наш, Вурнары начала поступать всенародная помощь. Нору­совцы на телегах вывезли 402 пуда продуктов, в том числе 1430 детских пайков, 70 пудов муки, 163 пуда крупы, 43 пуда картофеля, 10 пудов репы, 18 пудов соли и многое другое.

Городским жителям было намного легче жить. Семьи крас­ноармейцев, командного состава, административных органов, медработников, курсантов совпартшкол, студенты университе­тов получали продуктовые карточки «Красная звезда». Простых городских жителей, в зависимости от занимаемого положения и условий жизни, взяли на учет. Их начали кормить. Кого один раз в неделю, кого один раз в три дня, в сутки, а других ежедневно — один, два и три раза. Про крестьян опять забыли. Думали, что у них есть натуральное хозяйство, сами как-нибудь прокормятся.

В такое трудное время не обходилось без воровства. 17 июня 1921 года уполномоченный Норусовского волости Онисим Макаров произвел проверку имеющегося остатка семенного фонда и обнаружил недостачу 318 пудов овса, которые были обнаружены в частных амбарах жителей села Норусово. Райпродкомиссар не смог объяснить причину и был взят под стражу. 13 ноября 1922 года со склада Вурнарской продовольствен­ной базы, разобрав пол, украли 105 пудов сахара иностран­ного производства. Кражу раскрыли, виновные получили суровое наказание.

Голодающему народу помогала вся страна. Неоценимую помощь оказывали Облпомгол, Наркомпрод, город Москва, Московская губерния, Украина, Белоруссия, богатые про­довольствием области. Существенную помощь оказывали меж­дународные ассоциации, такие, как Американская Админи­страция помощи Чувашскому народу (АРА), которая обеспечивала питанием 30 тысяч детей и Международная Фе­дерация Профессиональных Союзов Тред-Юнионов, она кормила 17940 детей Чувашской области.

В 1923 году голод частично победили. В августе ликвиди­руются все местные комиссии по борьбе с голодом и послед­ствиями голода, отменяются льготные железнодорожные пе­ревозки продуктов питания. Комитеты содействия сельскому хозяйству (КССХ) проводят ревизию остатков продоволь­ствия на базах и принимают решение использовать их для восстановления сельского хозяйства. На Вурнарской базе ос­тавалось 2117 пудов зерна, 1468 пудов муки, 536 пудов раз­личных круп, 124 пуда картофеля, овощей, 535 пудов масла, сгущенного молока, 719 пудов соли, 554 пуда чая и кофе. Их не распределили бездумно, а продали, вырученные деньги отправили на покупку сельскохозяйственной техники и по­родистых лошадей.

Но в Норусовской, Аликовской волостных поселениях третья часть населения продолжала голодать, даже в 1924 году состояние полностью не исправилось.

Несмотря на страшные потрясения, жизнь продолжа­лась, спешила вперед. В селе Норусово началось строитель­ство дамбы. Через уездный Совет для получения дополни­тельных доходов волость выторговала базарную площадь. На уровне автономной области решается вопрос об открытии Вурнарского сельхозтехникума - кузницы кадров для сельс­кого хозяйства Чувашии. В августе 1921 года на территории области действовали пять совхозов — Вурнарский, Засурский, Карачуринский, Козловский и Маминский. Вурнарский совхоз был организован на земле бывшего Александрийско­го женского монастыря по обеим сторонам железной дороги в четырех верстах от станции Вурнары. Совхоз располагался в лесу, и удобном месте для ведения племенного животновод­ства. Имелась пасека из 37 пчелиных семей. В черте совхоза было много добротных домов, монастырских корпусов, где прожинало 100 монашек, которые занимали в бывшем мо­настыре два жилых корпуса и две церкви. В совхоз входили земли бывших оборочных статей, луга, пастбища.

Для восстановления и развития сельскохозяйственного производства нужны были грамотные специалисты, научные работники. Исполком Чувашской Автономной области при­нимает решение объединить действующие Ядринский и Че­боксарский сельскохозяйственные техникумы. Они не выпол­нили своих задач, были оторваны от населения, имели слабый учебный план подготовки специалистов. Новый техникум хо­тели назвать центральным сельскохозяйственным техникумом Чувашии, рассадником агрономических знаний. Были сторон­ники и противники нового начинания. Научно-экономичес­кая комиссия областного исполнительного комитета после детальной проверки всех совхозов приходит к выводу, что новое учебное заведение следует открыть в Вурнарах. Колле­гии облпрофобра, облоно возражают, настойчиво предлагая расположить техникум в Козловском совхозе.

После долгих и бурных дебатов исполком областного Совета принимает окончательное решение, «создать сельс­кохозяйственный техникум на базе Вурнарского совхоза», с передачей зданий и сооружений педагогических курсов и Алек­сандрийского женского монастыря в полное ведение нового учебного заведения. В начале 1922 году педагогические курсы переводят в город Канаш, на их базе открывается Вурнарс­кий сельхозтехникум, где начинают готовить младших агро­номов-полеводов. Чебоксарский, Ядринский сельхозтехнику­мы закрывают и переводят в Вурнары.

Сегодня сельскохозяйственное предприятие ФГОУ СПО «Вурнарский сельскохозяйственный техникум» продолжает выпускать высококвалифицированных специалистов для все­го Волю-Вятского сельскохозяйственного экономического района, стало заметным учебным заведением в России.

В 1925 году, вдень рождения В.И.Ленина, состоялся гран­диозный коммунистический субботник молодежи по посадке соснового молодняка на 5 гектарах Норусовского лесного мас­сива, И селе собралась тысяча молодых парней и девушек из всех деревень. Перед работой провели небольшой митинг, где выступил председатель волисполкома Иван Григорьевич Гри­горьев, уроженец деревни Айгиши. Местные проблемы на­рода он знал не понаслышке. Молодежь шла на работу с песнями и танцами. Такой всенародный праздник эта земля увидела впервые.

Весна 1926 года была поздняя, но быстрая. Большой Ци­виль и Хирлеп забурлили 7-9 мая. Лед устои ломал как спички, мосты не выдерживали. Все водяные мельницы были повреж­дены, изгороди крестьян изчезли под бурлящей модой, Специальные комиссии, созданные в волисполкомах сумели своев­ременно организовать помощь пострадавшим, за короткое время восстановить разрушенное. В августе 1926 года государ­ственная комиссия в составе председателя волисполкома Н.Г.Григорьева, секретаря волостной ячейки ВКП(б) И.С.Сорникова, представителя Ядринского уездного исполкома М.В.Здорнова, контролера Ядринского уездного финотдела А.М.Маврина и уполномоченного артели плотников, члена союза строительных рабочих из деревни Ямбахтино Антона Архипова приняли Чалым-Кукшумский мост, построенный на реке Малый Цивиль по тракту Норусово-Канаш после разру­шения ледоходом. Новый мост был длиной 15,3 сажен, шири­ной 3 сажени, с пятью пролетами из 4-х устоев, с 52 сваями и поперечными настилами из дуба. Мост приняли в эксплуата­цию, оставшиеся бревна от строительства моста в объеме 45,5 погонных сажен отвезли на возведение Алгазинской школы.

В те годы село Норусово стало культурным, экономичес­ким и промышленным центром. Волость приобрела кинема­тографический аппарат. При волисполкоме начали работать сельскохозяйственная, торгово-кооперативная, финансово-налоговая, культурно-просветительская секции и отдел здра­воохранения. В волостную больницу пригласили работать глаз­ного врача. Молодых крестьян стали отправлять на рабфаки (технические училища) с предоставлением жилья и доволь­ствия. Первыми учащимися стали Николай Краснов, Лука Мокеев, Василий Флотский из села Норусово, Николай Зи­новьев из деревни Мачамуши, Егор Леонтьев, Терентий Ан­тонов из деревни Хумуши. В Норусовском отделении связи ра­ботали 5 человек, которые принимали денежные переводы, подписку на литературу и газеты, обеспечивали связь с други­ми территориями. При волисполкоме создали лавочную комис­сию, которая ежегодно проводила снижение цен на промыш­ленные товары. Лесораспределительное совещание своевременно и справедливо распределяло по населенным пунктам порубочные билеты для нужд крестьянского хозяй­ства, выдавало разрешение на очистку леса от валежника для заготовки дров. Волисполком начал конкретно заниматься воп­росами сельского хозяйства, за небольшие проценты желаю­щие обеспечивались семенным фондом. Яровой клин засевали только сортовыми семенами, в виде опытов начали проводить весеннее боронование. По вечерам работали кружки, агроно­мические секции, проводили беседы, обсуждение статей газет и журналов сельскохозяйственного направления.

В 1925 году земельный отдел Норусовского исполкома проводит свою первую сельскохозяйственную выставку. Ос­новными задачами выставки были: ознакомить крестьян с передовыми методами труда, показать новое, высокопроиз­водительное сельскохозяйственное оборудование. Жители де­ревни Синьялы удивили посетителей выставки самыми вкус­ными наливными яблоками, крупной картошкой и новым сортом кормовой свеклы. Коммуна "Волонтер", председате­лем которого был Сергей Порфирьевич Каштанов, проде­монстрировала крестьянам работу новых жнеек, сортировоч­ной машины, культиватора и железного плуга.

В 1926 году Госплан Чувашской АССР впервые дает об­ширный анализ состояния народного и сельского хозяйства республики и предлагает ряд мер по повышению благососто­яния населения. Сельское хозяйство начинает переходить от трехпольного на многопольную систему, а впереди крестьян ждала коренная реорганизация всей системы сельского хо­зяйства - коллективизация.

На Норусовской стороне существовали две коммуны - «Амазир» и «Волонтер». Сельская коммуна — одна из форм сельскохозяйственного кооперирования. От колхозов и сель­хозартелей она отличалась тем, что здесь обобществлялись все без исключения средства производства: скот, постройки, инвентарь, даже сам работник. Крестьяне не имели огорода, собственного подсобного хозяйства, домашнего скота, про­дуктов питания. Все было общее.

В 1921 году в деревне Ямбахтино две семьи объединились для совместной обработки земли. Власти подсуетились и объя­вили это коммуной, выделив им около деревни Чириш-Шинеры 50 гектаров земли. Председателем назначили Семенова Кондрата Семеновича. Коммуна разрасталась, скоро в нее вош­ло 20 семей. Хозяйство получило название «Амаҫыр» (Мать-кормилица), председателем избрали М.Г. Григорьева. За корот­кое время в коммуне построили новые жилые дома, животноводческую ферму, столовую, двухэтажный клуб, ста­ли выращивать доходные сельскохозяйственные культуры, орга­низовали пасеку. Они первыми в Чувашии купили и смонтиро­вали зарубежный инкубатор «Джемсвей» на 42 тысячи яйцо-мест, на котором работал техник-птицевод из деревни Лапсары Чебоксарского района Д.Е. Шувалов. В 1927 году в коммуне жили и трудились 27 семей, председателем был избран учи­тель школы Николаев Софрон Николаевич. В хозяйстве приме­нялись самые передовые идеи и методы сельскохозяйственно­го производства: траву косили новыми косилками, хлеб убирали жнейками. В 1934 году коммуна приняла устав сельхозартели, стала колхозом, а в 1937 году вошла в состав Ямбахтинского колхоза «Партизан». Деревню Амазир, где проживали 7 семей, переселили, ныне она не существует.

Коммуну «Волонтер» основал в 1922 году житель дерев­ни Алгазино Сергей Порфирьевич Капитонов. Название «Во­лонтер» произошло от французского слова «волонтёр» — в данном случае «коммунар, доброволец». Коммуна располага­лась на северной стороне разъезда Чаркли, имела 220 гекта­ров земли. Сюда переселялись люди из деревень Алгазино, Малды Кукшум, Кукшум, Азим-Сирма. С первых дней они начали строить жилые дома, помещения для скота. Купили новую молотилку. В 1926 году в коммуне жили и работали 23 семьи. Они держали довольно большую ферму коров, по­лучали по 15-20 литров молока в день от каждой коровы, имели маслобойный сепаратор. На сев выходило 14 пар ло­шадей, за год подняли новые залежные земли. В тот год в коммуну вступили ещё 15 семей из деревень Алгазино, Хуму­ши. Однажды вечером председатель собрал коммунаров и пред­ложил купить новый трактор. Посовещавшись, предложили всем женщинам коммуны продать свои чувашские серебря­ные головные, нагрудные и другие украшения. За проданные украшения выручили 825 рублей 75 копеек и купили новый первый трактор «Фордзон». Через два года приобрели ещё один трактор, жнейку, новую молотилку. Коммуна существо­вала почти 30 лет, только в 1950 году реорганизовалась в сельхозартель - колхоз имени Мичурина.

В строительстве новой жизни было немало недостатков. Не­удовлетворительно работал Норусовский кооператив. На службу принимали своих родственников, ходовые товары, белую муку отпускали в кредит по сватовству и кумовству. Были недочеты за членами правления. По итогам проверок с работы сняли счето­вода, как не обеспечившего контроль над работой кооператива.

Многие крестьяне во время НЭПа получали семенные ссуды, но вовремя возвратить не смогли или не хотели. Воло­стной исполком принимает решение за долги изъять домаш­ний скот. Под это решение в деревне Вурманкасы попали 79 семей, Кукшумы - 47 семей, которые в одночасье остались без свиней и овец.

Резко увеличились случаи хищения, потрава домашни­ми животными молодняка леса, в связи с чем усилился над­зор. Норусовское лесничество на нарушителей составляло до 20 протоколов в месяц. Штрафы стали большими, что, не­сомненно, привело к порядку.

Норусовская районная милиция обслуживала 5 волос­тей. Кроме милицейских функций, она помогала ликвидиро­вать недоимки, штрафы, проверяла выполнение противопо­жарных мероприятий. Трудные были времена, только за второе полугодие 1925 года было зафиксировано 49 убийств, 65 слу­чаев конокрадства, 5 случаев бандитизма, 59 случаев имуще­ственных, 63 должностных преступлений, 79 преступлений против порядка и управления.

Серьезным становится вопрос — борьба с бездорожьем. И Чувашии начинается массовое строительство шоссейных дорог, в том числе Норусово — Чебоксары. В соответствии с постановлением ВЦИК и СНК СССР, крестьяне должны были отработать в порядке обязательного трудового участия по 5 дней на дорожных работах, а члены кулацких хозяйств до 12 дней. В случае уклонения их привлекали к уплате денеж­ной) штрафа в двойном размере. Удивительно, каждое начи­нание, имеющее всенародную поддержку, власти «перевора­чивали» так, что скоро оно становилось нежелательным. Так и с дорожной работой, вместо 5 дней людей заставляли отра­батывать до 10-30 дней. Строительство дорог велось медлен­ными темпами. Во-первых, карьеры для добычи камня и пес­ка находились за 15 км от места строительства, не хватало взрывчатки, транспорта для подвозки материалов. Во-вторых, наемный труд без определенной оплаты тормозил дело.

Революция 1917 года создала все необходимые условия для широкого развития народного образования. Перед учительством была поставлена грандиозная задача — в кратчайшее время пере­ставить систему народного просвещения на высшую сту­пень, осуществить подлинно культурную революцию. В действи­тельности не все понимали, что происходит вокруг. Некоторые учителя встали на прямой путь саботажа и перестали учить детей.

Второго мая 1918 года отдел народного образования Ядринского исполнительного комитета крестьянских депута­тов обратился ко всем волостным педагогическим Советам со следующим обращением: «...Каждый работник на ниве на­родного образования, вдумчиво наблюдающий современные собы­тия, желающий идти вместе с народом, помочь ему в строи­тельстве новой жизни на благо трудящихся, - должен понять, что положение учителя изменилось. Новая жизнь выдвигает новые требования. Нельзя теперь ограничиваться только обуче­нием ребят письму, чтению, счету. Как культурный элемент, учительство обязано придти к народу, темному, прежде униженно­му и оскорбленному, помочь ему в страшно трудной работе, переустройстве своей жизни. Надо зажить одной с народом житью, радоваться его радостью, болеть его печалью. Научите неграмотных взрослых писать, читать, дайте народу начатки пиитической грамотности, читайте ему газеты, устраивайте для него чтение, беседы, спектакли, разумные развлечения, при­учите его любить книгу, отучите от самогонки, карт, научите его распознавать своих друзей и врагов — вот очередные задачи учительства, вот программа его летних и зимних работ с насе­лением. Тогда не будет замечаться, наблюдаемая теперь, враж­да населения к учительству, не будут составляться приговоры, о нежелании иметь у себя того или другого учителя. Тогда он вправе носить высокое звание учителя. Поэтому-то отдел и рекомендует всем учителям остаться на месте при школах. Уездный комиссар по просвещению В. Каратаев...».

Золотые слова, нет ни ненависти, ни лукавства. Многие правильно поняли простое обращение комиссара и остались работать. Было трудное время, шла Гражданская война, в стране голод, разруха. Часто учителя и сами ученики остава­лись без еды, но учили и учились, перед доской продолжали говорить громко, чтобы заглушить чувство голода.

Для руководства делом народного дошкольного, школь­ной) и внешкольного образования в Норусовском волисполко­ме был создан отдел народного образования. Он курировал об­разование, выставки, театры, кинематографию и библиотеки.

19 октября 1918 года Всероссийский Центральный Ис­полнительный Комитет утвердил «Положение о единой тру­довой школе». Школы стали трудовыми по принципу «Имеет право есть только тот, кто трудится». В основу воспитания подрастающего поколения легли принципы равенства, брат­ства и свободы. Совет Народных Комиссаров РСФСР 26 де­кабря 1919 года принял очередной декрет «О ликвидации безграмотности», а восьмой съезд ВКП(б) в том же году определил принципиальные основы и пути строительства советской школы. Все эти документы преследовали одну ос­новную цель — ликвидировать массовую неграмотность. Пре­творяя в жизнь решения правительства молодой Советской России, в волостях создавались специальные комиссии и со­веты по руководству обучением грамоте всего населения. В 1919 году в Норусовской волости проживало 16668 человек, из них 2049 детей с 8 до 13 лет, 1372 - с 13 до 17 лет. Посеща­ло школы всего 782 ребенка, или 22,8%. Грамотными счита­лись 150 человек от 16 до 55 лет обоего пола, из них 97 чело­век непосредственно из села Норусово. Осенью 1918 года Норусово получает субсидию на открытие гимназии, отделу образования поручают устроить курсы для учителей и работ­ников образования.

В 1920 году в Норусовском волостном Совете работали 21 школа различного направления, каждая из которых имела самостоятельность. Согласно принятым декретам и постанов­лениям, население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не уме­ющее читать и писать, по желанию должны были обучаться грамоте на русском или родном языках. В порядке трудовой повинности к обучению неграмотных привлекались все гра­мотные граждане. Каждый из них должен был обучить читать и писать не менее двух человек. Повсеместно создавались пун­кты ликвидации безграмотности (ликбез), школы грамоты, школы малограмотных. Школы грамоты с 10-месячным сро­ком обучения давали знания в объеме двух классов, а школы малограмотных — начальное образование. К 1920 году в Ка­занской губернии работало около шести тысяч таких учебных заведений. Для этого провели перепись всех детей от 6 до 17 лет. При построении школьной сети отдельные населенные пункты объединили в школьные районы. В учебных классах каждой возрастной группы число учащихся превышало 40 че­ловек, хотя нормой считалось 25 детей на одного учителя. Согласно положению «О Единой Трудовой Школе», всем детям мужского и женского пола по достижении 8-летнего возраста предоставили равную возможность пройти полный курс начального обучения.

Образовательное учреждение

Число учеников

Руководители и учителя

Норусовский народный дом

-

Павлов Гаврил Павлович

Айгишинская школа 1 ступени

63

Никонов Леонтий Николаевич

Алгазинская школа 1 ст.

62

Илларионов Григорий Илларионович

Болыпетурханская школа 1 ст.

35


Буртасинская школа 1 ст.

25

Петрова Анна Федоровна

Вурманкасинская школа 1 ст.

55

Семенов Степан Семенович

Кадышская школа 1 ст.

36

Кириллова Мария Петровна

Малдикасинская школа 1 ст.

34

Грациенко Всеволод Васильевич

Кукшумская школа 1 ст

38

Прокопьев Леонтий Прокопьевич

Норусовская школа 1ст

152

Евдокимов Феодосии Александрович Петров Михаил Петрович Филиппова Антонина Ивановна Федотова Мария Алексеевна Лебедева Антонина Алексеевна Ефимова Анна Васильевна Орехова Елизавета Григорьевна

Норусовская школа 2 ст.

93

Васильева Александра Александровна Фадеев Варнава Фадеевич Краснова Вера Григорьевна Краснова Анна Сергеевна Скворцова Екатерина Андреевна Абрамова Агриппина Павловна

Норусовский детский сад

52

Денисова Мария Денисовна Харлампьева Варвара Ивановна

Норусовская школа кройки и шитья

45

Малова Александра Емельяновна Бутакова Анфиса Александровна

Норусовская столярная мастерская

30

Горин Константин Иванович

Норусовская районная библиотека

-

Карамзина Юлия Яковлевна

Озерно-Абызовская (Кюльхиринская) школа 1 ст.

73


Хорн-Кукшумская школа

66

Цветкова Валентина Павловна

Хумушская школа 1 ст.

36

Егорова Ольга Егоровна

Шинерская школа 1 ст.

43

Карамзин Леонтий Петрович

Шоркасинская школа 1 ст.

23

Архипов Феоктист

Ялдринская школа 1 ст.

38

Смирнов Марк Семенович

Были и перегибы. 5 февраля 1920 года заместитель председателя Ядринского уездного исполкома в волисполкомы направляет письмо по проведению переписи неграмот­ного населения. Он пытается обязывать неграмотных по 2 часа в сутки заниматься обучением и предупреждает, что за неис­полнение настоящего предписания виновные будут привле­чены к самой строгой ответственности. А воззвание Ядринского городского союза работников просвещения и социалис­тической культуры призывает уничтожить безграмотность, а к неграмотным, уклоняющимся от обучения применять реп­рессивные меры. 14 февраля 1920 года Норусовский отдел народного образования приступил к организации классов для неграмотных при каждой школе. Было решено в шестимесяч­ный срок, в два этапа, ликвидировать безграмотность. Пер­вый этап — до 31 марта 1920 года ликвидировать безграмот­ность в самом селе Норусово. Второй этап — ноябрь, декабрь, январь — во всех деревнях, где отсутствовали школы. В каче­стве учителей работало все грамотное население волости. Однако безграмотность в Норусовской волости полностью ликвидировали только в конце 30-х годов XX века.

Несмотря на имеющиеся недостатки, Советское прави­тельство уделяло пристальное внимание вопросам образова­ния, принимало переломные декреты, постановления, ре­шения, помогало внедрять их в жизнь. Проведение таких грандиозных мероприятий по улучшению системы образова­ния позволили и чувашскому народу, несмотря на граждан­скую войну и голод в Поволжье, в кратчайшее время ликви­дировать безграмотность среди детей школьного возраста. А перед Великой Отечественной войной полностью ликвиди­ровать безграмотность всего чувашского населения.

В Норусове 7 февраля 1926 года организовали общество «Друзья детей», куда вошли представители волисполкома, ВКП(б), комсомола и профсоюзов. Они вели борьбу с детс­кой беспризорностью, помогали школьникам из бедных се­мей одеждой и обувью, стали первыми друзьями зарождаю­щейся пионерской организации.

Целью детской организации юных пионеров имени Ле­нина было коммунистическое воспитание детей, подготовка будущих борцов и строителей нового общества. Эта самодея­тельная детская организация при ВЛКСМ стала третьей вет­вью коммунистического движения: партия — комсомол — пионеры, а четвертой стали октябрята. В пионеры принимали детей с 10 до 15 лет на общем собрании отряда, которые в свою очередь делились на звенья по 10 человек. Звеньевого выбирали и переизбирали через 6 месяцев. При пионерском отряде организовывались звездочки октябрят из 7-10 детей с 7 до 10 лет. Звездочками руководил пионер, а во главе пио­нерского отряда стоял вожатый из числа комсомольцев. В Норусове, где имелись разные пионерские отряды и ячейки ВЛКСМ, был организован форпост (охранная служба).

Пионеры имели законы, основные правила жизни и де­ятельности организации в доступной для детей форме. В них, но сути, был заложен моральный кодекс юного ленинца:

- Пионеры - верны делу рабочего класса и заветам Ильича;

-   Пионер - товарищ пионерам рабочих и крестьян всего мира. Пионер всем детям пример;

-   Пионер — стремится к знанию. Знание и умение — сила в борьбе за рабочее дело;

-   Пионер — охраняет здоровье свое и других. Он не руга­ется, не курит и не пьет. Встает рано утром, тщательно умы­вается и занимается физкультурой;

-   Пионер — трудолюбив и настойчив, умеет работать при любых условиях.

У октябрят тоже были свои законы:

-   Октябрята стремятся стать юными пионерами;

-   Октябрята следят за чистотой своего тела и одежды;

-   Октябрята любят работать.

Каждый пионерский отряд имел свой флаг красного цвета со значком, а звенья - красные флажки треугольной формы. Все юные пионеры носили красную косынку в виде галстука и приветствовали друг друга салютом, т.е. плотно прижатые пять пальцев правой руки поднимали перед лицом выше головы. У них был девиз: «К борьбе за рабочее дело будь готов!», отвечали «Всегда готов!». При приеме в пионеры детям торжественно повязывали красные галстуки, вручали значки, и вновь принятые пионеры давали торжественное обещание: «Я, юный пионер РСФСР, вступая в ряды пио­нерской организации имени В.И.Ленина, перед лицом това­рищей торжественно обещаю, что буду твердо стоять за дело рабочего класса и его борьбе за освобождение трудящихся всего мира, буду честно и неуклонно выполнять заветы Иль­ича и законы юных пионеров!». Но такое торжественное обе­щание давали не все пионеры, некоторые отказывались, бо­ялись, что они не смогут выполнить законы и обещания юных пионеров. К этому их никто не принуждал.

Со временем эти ритуалы — законы юных пионеров, октябрят, слова торжественного обещания — менялись, ста­новились более политизированными. Такая организованность была не игрой, а целенаправленной работой по воспитанию юных ленинцев. Именно это поколение советских людей от­стояло свободу, победило фашистских захватчиков в 1941-1945 годах в Великой Отечественной войне.

В 1928 году при Норусовской ячейке ВЛКСМ состояло 36 пионеров и 39 октябрят. Отряд делился на три звена. Пер­вое звено имело название «Красная звезда», звеньевая — Ха­ритонова Ефросиня и её помощник - Федоров Федор. Вто­рое звено — «Красный трактор», звеньевая - Ефремова Агапия, помощница - Александрова Анастасия. Третье звено - «Ака пуҫ» (Плуг), звеньевой - Николаев Николай, помощ­ник - Петров Яков. В пионерской организации активно рабо­тали Цветкова Зоя, Щукина Капитолина, Малова Нина, Харлампьев Павел и многие другие. Вожатой у них была Са-пожникова Александра, потом её заменил Харлампиев Гера­сим, слушатель Норусовской профшколы.

В 1929 году пионерские организации села объединились в Норусовскую школьную пионерскую дружину. Организато­ром пионерской работы в школе и за её пределами стал мо­лодой учитель Шурнеев Григорий Михайлович. В работу пио­нерской организации много инициативы, сил, энергии и груда вложил другой учитель школы — Русаков Анатолий Фе­дорович, впоследствии работавший директором Норусовской средней школы.

В 30-х годах существовал своеобразный принцип пост­роения пионерской организации. В Вурнарском районе было четыре кустовых подрайонных штаба: Вурнарский, Норусов­ский, Малояушский, Ходарский. В Норусовский подрайон входили Норусовская, Азимсирминская, Альменевская, Большехирлепская, Ермошкинская, Малдыкасинская, Кукшумская, Кумбальская, Кюльхиринская, Хорн-Кукшумская, Ху-мушская, Чиршхирлепская школьные пионерские организации. Руководил этим пионерским штабом Анатолий Федорович Русаков.

В числе первых пионеров села Норусово были Т.А.Еремина, М.А.Кондратьева, О.А.Горшкова, А.С.Ядаринкина, В.Г.Рукавишников. Последние двое долгое время работали учи­телями Норусовской школы.

У нас в России любят проводить различного рода ре­формы. До 1917 года на территории Чувашии три столетия существовали волости и сельские общества. После револю­ции власти в деревнях создали сельские Советы крестьянских и красноармейских депутатов. Сеть сельсоветов оставалась неустойчивой во все времена различных реорганизаций, ко­торые сопровождались причислением селений из одного сель­совета в другой. Это хорошо видно на примере Хумушского сельсовета, куда вначале входили деревни Хумуши, Кивьялы и Ослаба. Эти деревни до 1918 года входили в состав 2-го Норусовского общества, в течение трех столетий совместно решали все крестьянские вопросы.

В деревнях создали Советы, но «сверху» заметили, что в названии отсутствует рабочий класс, и сельсоветы стали на­зываться Советами рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. В 1928 году ЦИК Чувашской АССР образовал сель­ские исполкомы, т.е. назвал сельскими исполнительными ко­митетами Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. В результате этой реорганизации деревня Кумбалы, входившая в состав Норусовского сельсовета была отнесена к Хумушскому. С принятием Конституции СССР 1936 года Со­веты рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов были преобразованы в Советы депутатов трудящихся, а исполни­тельными комитетами стали районные центры. В начале 1950 года проводили укрупнение сельских Советов, и в состав Ху­мушского сельсовета вошла деревня Малдыкасы. В 1954 году Президиум Верховного Совета Чувашской АССР принял по­становление и вновь объединил сельские Советы, в результа­те Хумушский сельсовет был упразднен, а населенные пунк­ты Кумбалы, Кивьялы, Малдыкасы, Ослаба и Хумуши вошли в состав укрупненного Кумбальского сельсовета.

В начале 90-х годов произошли очередные изменения. Указом ПВС ЧАССР от 30 января 1992 года Кумбальский сельский Совет был упразднен, на его базе образованы Малдыкасинский, Хумушский и Чирш-Хирлепский сельские Со­веты. В том же году были образованы новые исполнительные органы - местные администрации. В мае 1994 года указом Президента Чувашской Республики полномочия местных советов народных депутатов были прекращены, и сельсове­ты стали сельскими администрациями. С ведением с 1 января

2005 года в действие Федерального закона «Об общих прин­ципах организации местного управления в РФ» местные ад­министрации перестали существовать, и Хумушская сельс­кая администрация вошла в состав Калининского сельского поселения Вурнарского района. Таким реорганизациям под­вергались абсолютно все сельские Советы. Но отдельные про­блемы сельского населения оставались и остаются нерешен­ными, так как сельские администрации всегда финансировались по остаточному принципу.

В январе 1924 года Ядринская уездная комиссия, создан­ная Чувашпланом для согласования проектов районирования, выносит на рассмотрение вопрос об образовании Норусовско­го района в составе Асакасинской, Малояушской, Норусовс­кой и части Тойсинской волостей по реке Малый Цивиль.

После короткого обсуждения этого вопроса появляется второе предложение, создать Вурнарский район с 109 насе­ленными пунктами, 11452 хозяйствами и с населением 59843 человека. В топографическом отношении новый район пред­ставлял собой с небольшими возвышенностями равнину, прорезанную несколькими речушками. В северной части рай­она преобладали земли с суглинками, в южной части - пес­чаные земли, около лесов встречался чернозем. Было развито скотоводство. Поднимался новый поселок Вурнары при желез­нодорожной станции. В этот район должны были войти четыре базарных пункта - Норусовский, Ораушский, Абызовский, Вур­нарский, две терапевтические больницы, фельдшерский пункт, 31 водяная и 41 ветряная мельницы, 36 школ первой и вто­рой ступени, сельскохозяйственный техникум, детский дом, сельхозкоммуна, сельхозкооператив, четыре сельхозартели, почтовые и телеграфные отделения. Предполагалось из со-стана района исключить Асакасинскую волость и включить Алгашинскую волость.

Норусовцы не соглашаются с выдвинутым предложени­ем, предлагают свой вариант — образовать Норусовский рай­он в составе Норусовской, Ходаровской, Алгашинской во­лостей с территорией равной 28682 десятины земли. В самой Норусовской волости из 22 сельских Советов оставить 15: Норусовский, Хумушский, Ослабинский, Ойкасинский, Шоркасинский, Чиршкасинский, Ямбахтинский, Кукшумский, Хорн-Кукшумский, Алгазинский, Айгишинский, Кожиковский, Кюльхиринский, Вурманкасинский и Талды-Бурдасинский. Согласно циркулярному письму ЦИК и МВД, сельские Советы должны были располагаться от крайней де­ревни не дальше трех километров, количество деревень не должно превышать 3-4, а если население одного поселения превышает 1000 человек, то здесь необходимо было откры­вать отдельную сельскую администрацию.

Ядринцы ещё не забыли бывшие обиды. Уездный испол­ком рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов пред­лагает следующий вариант — образовать Вурнарский район в составе Норусовской, Малояушской, Тойсинской, Алгашин-ской волостей с 48 сельскими Советами, с числом жителей 57389 человек. Просьбу Норусовского волостного Совета учли только в одном, предложили провести реорганизацию и об­разовать 15 сельских Советов. В это время, 21 апреля 1925 года, автономная область стала Чувашской Автономной Советс­кой Социалистической Республикой - ЧАССР.

Норусовский волостной исполнительный комитет не ду­мает сдаваться. В мае 1926 года проводит заседание против рай­онирования, пытается доказать, что реорганизация приведет к ухудшению жизни крестьян, работы сельских Советов.

В начале 1927 года на рассмотрение выносится ещё один проект районирования. Предлагается в состав Вурнарского кантона (района) включить населенные пункты Норусовс­кой, Ходаровской, части Малояушской, Асакасинской, Той­синской, Алгазинской волостей с центром в поселке Вурна­ры с территорией 98535 десятин земли, 103 сельскими Советами, 165 селениями, 14904 хозяйствами и с числом жителей 68552 человека.

Это было решение властей с целью создания мощного района, способного организовать свое производство, вести на должном уровне сельское хозяйство, строить свой бюджет и составлять генеральный план развития региона. Кантонный (районный) центр должен был собрать вокруг себя все ве­домства, учреждения, культурные силы, активизировать кре­стьянство на создание нового общества и опереться на них.

Норусовский волостной Совет усиливает противостояние. Они совместно с Ходаровским волостным Советом с числом жителей 27065 человек твердо стоят на единой точке зрения — необходимости установления центра района в селе Норусово. Предлагается в Норусовской волости оставить всего 9 сельс­ких Советов, т.е. Норусовский, Хумушский, Азимсирминский, Чиршкасинский, Кукшумский, Айгишевский, Кадышевский, Талды-Буртасинский, Большетурханский. Но волости, распо­ложенные ближе к железнодорожной станции, стали на сто­рону Вурнарского района. Областное руководство не привык­ло отступать, оно отвергает все предложения норусовцев.

Тогда Норусовский волостной исполнительный комитет собирает расширенное внеочередное совещание с участием советских, партийных, комсомольских и профсоюзных орга­нов. Совещание открывает председатель волисполкома А.Григорьев. Участники совещания понимали, что пришло время районирования, переход на более приемлемую систему уп­равления хозяйством. Доходило до абсурда, крестьянину, что­бы решить какой-нибудь серьезный вопрос и попасть к рес­публиканскому начальству, приходилось пройти через коридоры сельсовета, волостного, уездного Советов. На со­вещании норусовцы выдвинули аргументированные предло­жения, а именно: расстояние от Норусово до многих насе­ленных пунктов самое оптимальное, здесь работает базар, в бывшем волостном центре имеется 2500 кв. метра жилья для нового руководства района. Аргументы не помогли. Трехлет­няя борьба норусовцев вновь закончилась поражением, пол­ной сдачей своих позиций. Как и в 1918 году, в последний момент их не поддержало вышестоящее руководство, в дан­ном случае обком ВКП(б).

В 1927 году путем создания районов, упразднения уез­дом, шолостей и мелких сельских Советов разрешился вопрос о переходе от четырехзвенной системы административно-тер­риториального управления к трехзвенной. Пятого сентября 1427 года Президиум ВЦИК утвердил новую административ­но-территориальную сеть ЧАССР с 17 районами. Решением Административной комиссии ВЦИК от 27 августа 1927 года, сеть сельсоветов уменьшилось с 1167 до 620. Так, 1 октября 1927 года на территории Чувашской АССР была введена прин­ципиально новая система управления народным хозяйством. Норусовская волость в полном составе вошла в состав ново­го Вурнарского района.

 Этот период для норусовцев был самым трудным и не­понятным во всей истории становления, развития, жизни села. Оно успело назваться уездным городом, районом, рай­онным центром, пережило годы военной политики, голод, НЭП, коллективизацию. Будто злой рок преследовал Нору­сово: перестало быть административным (волостным, рай­онным) центром, закрыли церковь, даже имя отняли, в 1939 году назвали селом Калинино, хотя это поселение уже  почти 500 лет в народе носит свое историческое название — Норусово...


Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "Норусовский уезд, Норусовский волостной Совет крестьянских депутатов, Норусовская волость продолжение" здесь: