О Емельяне Ивановиче Пугачеве и чувашах ч.2

Индекс материала
О Емельяне Ивановиче Пугачеве и чувашах ч.2
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

 

В опубликованной Н. И. Архангельским в 1900 году статье читаем:

«...Чуваши рассказывают следующее. В селе Большой Шатьме Пугачев за что-то повесил священника на воротах его же дома. Это место и доселе указывает один сельский 80-летний старик из чуваш Леонтий Михайлов, а именно на растущие до сего времени осины в саду умершего местного дьячка Фалькова... В овраге Таганвар, что в одной версте на восток от Хола вырын, приказанием Пугачева была поставлена виселица, на которой вешали виновных. В овраге Саламат карды, что от Хола вырын к северо-западу (около околодка Торашкина деревни Ихракасы), Пугачев производил расправу с виновными лычными кнутами (по-чувашски самат или саламат), которые, как уверяет предание, обязаны были доставлять чуваши. Кнуты предварительно обмачивались в соленой воде».

В. К. Магницкий в 1870 году писал: «По преданию, первая [Шуматовская] церковь была, как и теперешняя, деревянная, однопрестольная, во имя св. Николая Мирликийского. По тому же преданию, она в 1774 году, во время Пугачевского бунта, сожжена самими прихожанами. Как на памятник пугачевских похождений по Шуматовскому приходу предание указывает на стоящий на южной стороне от села, в 3 верстах от церкви, в. вершине оврага, идущего от Туснар к дер. Орбашам, подле дороги в последнюю, вяз, известный в народе под именем поп хорами «поповский вяз». Вяз этот... существовал до 50-х годов и тогда срублен на дрова казаками Оренбургского войска, занимавшего караулы на дорожных пикетах. На вязу... во время Пугачевского бунта было повешено два человека... из шуматовского духовенства. В полуверсте от вяза на юго-запад стоял дуб, на коем повешено было несколько человек. В таком же расстоянии от него на юго-восток стоял другой дуб, и на нем также повешено было мятежниками несколько человек, привезенных из разных мест. Всех же повешенных было, по преданию, 32 человека. Тела повешенных погребены были около последнего дуба, где и по сие время имеется столбик в виде часовни». Подобные предания В. К. Магницкий излагает и в других своих работах.

Между селениями Хирлеппоси и Тогачь еще в 1907 году стоял огромный дуб, известный в народе под названием «Дуб двенадцати попов»,—на нем были повешены восставшими крестьянами 12 священников. В предании, опубликованном в 1872 году, читаем: «Часовня имеется на Выльском базаре при большой симбирской дороге в трех верстах от села Шумшеваши [Ядринского уезда]. Эта часовня стала существовать со времен Пугачева... Он останавливался на Выльском базаре отдыхать. Многие чуваши, перевязав духовенство, привезли к Пугачеву с жалобами, что оно притесняет их и разоряет. Пугачев, как сказывают, махнул только платком, и чуваши тут же всех перебили».
Предание «Дос попа» сообщает: «Пугачев чувашей не трогал. Он разрешил им расправляться с попами. Говорят, у попа села Юнги был в селе Чемсевеодин дос (друг). И спасаясь от чувашей, он прибежал к досу и умоляет:

«Спрячь меня, друг». Тот говорит: «Дос батюшка! Чем чужой человек убьет тебя, лучше сам прикончу». И рубнул попа топором. А акрамовского попа повесили на дереве».
В дер. Санкино Красночетайского района со слов И. М. Максимова (1893 года рождения) в 1971 году записано: «Говорят, Пугачев сбрасывал попов с колоколен. Против таких дел Пугачева царица направила свое войско. Поэтому в наших краях Пугачев пробыл недолго. Пугачев сам хотел стать царем. Говорят, он заявлял, что будем жить без налогов (тулевсёр пурнад пуслатпар тенё, тет, вал)».

«Во время Пугачевского восстания,—говорится в предании, записанном в селе Пандиково Красночетайского района,— пандиковские и кошкильдинские чуваши повесили попа на мельнице. Рядом с мельницей — болото. Оно после этого случая получило название Попово болото».

Другие предания сообщают о сожжении повстанцами Цивильского монастыря и разгроме монастыря под Курмышом, уничтожении церквей, истреблении духовенства в самих селах или в районе сел Сундырь, Богатырево, Оточево, Яндоба, Русская Сорма, Малая Шатьма, Хочашево, Туваны, под деревнями Голова, Лобашкино, Верхние Сунары, Яргунькино и др. В селе Норусове Ядринского уезда, как говорится в предании, Пугачев снял с церкви колокола и перелил их в пушки, а священника, не признававшего в нем власти, повесил.
Часть духовенства, предвидя неминуемую расплату, бежала, скрывалась в лесах и оврагах. Чуваши села Ишаки Чебоксарского уезда хотели расправиться со священником И. Филипповым. Но хитрый поп, выпросив «у них свободы на несколько минут, под предлогом перемены белья перед смертью ...успел скрыться в ближайшем Чашминском, довольно глухом тогда, перелеске». Причт села Малая Шатьма Ядринского уезда с семьями бежал в лес, где они провели трое суток. Некоторые причетники села Хочашево того же уезда также спаслись в лесу. Дьячок и пономарь Шуматовской церкви Ядринского уезда скрылись в росшем по берегам речки Ербаш кустарнике, где таились три дня, сидя по шею в воде в одном из котлованов. Так поступало духовенство и некоторых других сел.

В марийском селе Кожважи Козьмодемьянского уезда марийские и чувашские крестьяне в течение нескольких дней держали под арестом представителей сельского духовенства, не успевших скрыться. «В Кожважах был сборный пункт, куда стекались мятежные инородцы со всех сторон, с намерением идти оттуда на все духовенство и даже на самые города Козьмодемьянск, Чебоксары, Цивильск и Ядрин... Одного из пленных священников бунтовщики уже повесили на сосне, стоящей близ Сундырского базара, но прочие страдальцы успели между тем тайно послать гонца в Козьмодемьянск к воеводе с известием о скопище, собравшемся в селе Кожважах, и о своем несчастном положении». Воевода снарядил вооруженную команду, которая освободила духовенство, арестовала многих повстанцев. «Козьмодемьянцы, возвратившись с победою, заключили бунтовшиков под стражу, и все они потом были казнены. Говорят, что многие из них были повешены, а другие до смерти засечены кнутом и нагайками». Из этого предания, хотя и искаженного под влиянием идеологии угнетателей, видим, что повстанцы не истребляли духовных лиц без разбору, а долго судили их. Воевода же немедленно учинил массовую зверскую расправу над повстанцами. Согласно документам и преданиям, народ сводил счеты только с наиболее жестокими угнетателями из духовенства и не трогал членов их семей.

После пугачевских событий места священно-церковнослужителей в чувашских селах долгое время пустовали: никто не хотел идти туда замещать вакансии.
О борьбе повстанцев против патриархально-феодальной прослойки в чувашской деревне — пуянов (богатеев) и коштанов исторические документы содержат мало сведений. По-видимому, то, что происходило во время пугачевских событий 1774 года внутри самой чувашской общины, органов царской власти мало интересовало. Они видели в чувашских общинах враждебную массу и не фиксировали в документах случаев расправы пугачевцев с пуянами и коштанами.

В народных преданиях, напротив, эта тема представлена широко. Еще в предании, включенном в сборник С. М. Михайлова, говорится, что пугачевцы «начали богатых чуваш вертеть». К чувашу Юрмекею из дер. Юрмекейкино Ядринского уезда повстанцы приехали за хлебом, он отказал им, за что, по одному преданию, был убит, по другому — отделался раной в живот. Богача Тозая  дер. Ербаш Ядринского уезда за отказ в провианте пугачевцы убили, а дом его сожгли. Под дер. Юпрямы (ныне Карсноармейского района) по указанию крестьян Пугачев повесил богатеев. В дер. Усландыр-Яуши (ныне Вурнарского района) жил богатый чуваш Федот. Пугачевцы увели его любимую лошадь и уехали на ней в дер. Большие Яуши. Федот — в погоню. В Больших Яушах заявился прямо к Пугачеву.

— Ты богат?—спрашивает Пугачев.
— Богат,— отвечает Федот.

Пугачев, хотя и распорядился вернуть лошадь Федоту, но приказал вести его вдоль деревни и бить нагайками. Федот лечился потом всю осень и зиму, накладывая на раны свежие овечьи шкуры. Пришлось ему зарезать для этого 40 овец. «Федот,—заключает предание,—был наказан за то, что был богачом. Пугачев, говорят, помогал беднякам».
Предания утверждают также, что Пугачев, приезжая в чувашские селения, вешал коштанов.

Сохранилось даже предание о выступлении богатеев и коштанов против пугачевцев. Войско Пугачева, говорится в нем, из дер. Ямбахтино шло в село Норусово. Пугачевцы заехали в Арманкас (Мельничный выселок), взяли кое-что из имущества владельца мельницы, постройки разгромили. Владелец мельницы с семьей скрылся в лесу и пробыл там три дня. В это время пуяны (богатеи) и коштаны селений, расположенных вокруг села Норусова, готовились к выступлению против иугачевцев и собрались в церковном дворе. Оттуда их пугачевцы вытеснили в поле между Норусовом и дер. Шоркасы. На холме у оврага произошел бой. Многие богатеи положили здесь головы. Потери были и у пугачевцев. Погибших пугачевцев похоронили вместе с их оружием под курганом. Поле, где произошел бой, и поныне называется Вутла уй (Огненное поле). При вспашке трактором там находили сабли.

Пуяны, вероятно, чувствовали, что восставший народ может предъявить им счет за угнетение и обиды, и, согласно преданиям, спасая себя, щедро угощали и одаривали пугачевцев. В околотке Вурманкасы села Оринино Козьмодемьянского уезда богатый чуваш Мадн вынес навстречу Пугачеву много денег в большой ореховой чаше. Богатей дер. Ванькина Ядринского уезда Парпузан остался жив тем, что, хотя и вынужденно, но «угощал пугачевцев». Богатый чуваш Яруна из Ядринского уезда «принял у себя Пугачева и сохранил имущество свое от разграбления тем, что выставил пять пудов меду».

В литературно обработанном варианте предания «Пельмени» рассказывается, что Пугачев нагрянул к пребогатому чувашу. Тот в это время ел пельмени. Пугачевцы потребовали его на расправу.

— Подождите, люди добрые, дайте съесть еще один пельмешек!—просит богач.

Пугачев поглядел, поглядел — видно, сильно проголодался о ту пору — уселся за стол рядом с богачом и давай уплетать пельмени.

— Ой, и вкусны же, оказывается, твои пельмени,— говорит он, оглаживая бороду.
— Да эти что-о,—отвечает хитрый богач,—я бы вам завтра повкуснее наварил.

Вот Пугачев и отдал приказ, чтобы он на завтра для всего войска пельменей наготовил. Так и остался хитрый богач ненаказанным.

Между дер. Выла-Базар и селом Шумшеваши Ядринского уезда имеется долина Чали-вар, где в пугачевское время жил богатый чуваш Александр. В его амбарах было полно хлеба. Он держал 6-7 лошадей, 7,8 коров, стадо овец. Получив сведения о движении Пугачева в их края, богач приготовил для приема грозного гостя пышный стол для чего зарезал несколько коров, настряпал ватрушек и пирогов с мясом, купил сорокаведерную бочку вина. Угостил Пугачева и его отряд, одарил деньгами. Он даже устроил из корья мост через овраг, чтобы добром спровадить «дорогих» недругов. Еще до прибытия Пугачева он зарыл в землю в сорокаведерной бочке клад медных и серебряных монет. Спустя короткое время богач умер. Деньги так и остались в земле.

Предания сообщают о сражениях пугачевцев с правительственными войсками. Одно такое жестокое сражение произошло между деревнями Верхние и Нижние Хыркасы (ныне Цивильского района) у озера Уйри куле (Полевое). Отступая, пугачевцы свое снаряжение и запасы бросили в воду. В озере находили потом стрелы и видели будто бы даже пушечные колеса. Побоище было также близ дер. Малые Тиуши (ныне Цивильского района). Здесь под курганами похоронены погибшие воины Пугачева. Под Таушкасами (Цивильского же района) на горе Хёрлё Шырлан была пещера, где имели убежище Пугачев и его сподвижники. В плену у них находилась одна красавица. Пугачевская армия потерпела здесь поражение от правительственных войск. И где-то около пещеры был зарыт клад Пугачева. Сражение пугачевцев с правительственными войсками происходило и близ дер. Лобашкино Аликовского района. И здесь имеется кладбище, где похоронены павшие в бою пугачевцы104. «



Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "О Емельяне Ивановиче Пугачеве и чувашах ч.2" здесь: