Об иге монголо-татарских феодалов и Казанском ханстве ч.2

Индекс материала
Об иге монголо-татарских феодалов и Казанском ханстве ч.2
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Все страницы

Возможно, к золотоордынскому времени относится предание о Хабызс-убышке, грамотном человеке. На территорию современного Вурнарского района он прибыл откуда-то со стороны. Он имел корову и ходил за ней. Там, где корова останавливалась на ночь, он ставил земельный столб и заявлял: «Это — земля Хабыза». За лето и осень он присвоил себе огромный участок земли. Так он дошел до земель деревни Ходары и успел присвоить еще одно поле. Сельчане взволновались, узнав о захватчике земель, и решили убить его. Хабыз спасся бегством в березовом лесу. Он вернулся на ранее присвоенную им землю, на которой позднее образовалась Абызовская волость.

В преданиях рассказывается, что в те далекие времена Чувашская земля была сильно увлажненной, было много рек, озер и болот. Люди занимали и обрабатывали участки на возвышенностях, где и можно было получать урожаи. Позднее такие участки стали неплодородными. Так, основатель дер. Сюндюково (ныне Марпосадского района), прибыв на новое место, завладел возвышенными местами на протяжении 10 верст. Деревня собирала на возвышенностях богатые урожаи. Впоследствии все переменилось, и деревня обеднела. Записано несколько десятков преданий о родоначальниках, основателях чувашских селений, об образовании выселков от материнских деревень. Многие такие предания относятся к золотоор-дынскому времени.

Нам представляется, что получившие широкое распространение по всей Чувашии киремети Малим-хозя (Мелем-хозя, Валем-хозя) и реже встречавшиеся Чикету (Жуко-тин) связаны с переселением болгаро-чувашей с левобережья — районов Биляра и Жукотина. В болгарское ли время или в золотоордынское в Биляре жил шейх Ходжа-Асгар, называемый Маалум-Ходжа (по-другому Урганджи, т. е. из Ургенджи — Хивы). Он был рьяным распространителем ислама. Язычники-чуваши его ненавидели и превратили в злого духа — киреметя. Билярские чуваши, переселившись в разные районы Чувашии, из страха почитали киреметь Малим-хозя. Даже чуваши, переселившиеся в XVII—XVIII веках из Чувашии в Закамье, Самарский, Саратовский края, Приуралье, также продолжали приносить жертвы Малим-хозя. Та же история наблюдалась с жукотинским киреметем Чикету. Примечательно, что в урочище Чикету близ села Янтикова (того же района) стоял намогильный камень, под которым якобы похоронен знатный человек.

Особый интерес представляют предания и легенды о селе Алдиарове Янтиковского района и бездонном озере Эль-кюль (оно карстовое) близ этого селения. Основателем села был Эльтер с семьей. (По другому преданию, Алдиарово основал Айдар, прибывший с левобережья Волги за коровой; по третьему преданию, селение основано мальчиком, который был перевезен с левобережья Волги зимой засунутым в рукав тулупа. Имя Эльтер очень близко к слову эльтебер — «болгарский царь», по Ибн Фадлану). И русское название села Алдиарово сходно с термином эльтебер. В названии озера Эль-кюль, как и в названии Эльтер, эль означает «народ», «общество».

В легенде об Эль-кюль рассказывается следующее. На всей Чувашской земле было семь озер-братьев, которые, образуя сильную грозу, поднимали вихрем воду в тучи и, низвергая сильные ливни, ходили друг к другу в гости. Одним из таких озер было Эль-кюль. Однажды началась засуха, и в ту пору пробралось в район озера Эль-кюль татарское войско, разоряя и выжигая селения, захватывая имущество, угоняя скот, забирая женщин и девушек и убивая сельчан. Некоторые жители спасались, убегая в леса. И вот старик Суваш, собрав в лесу людей, привел их к Эль-кюль. Они принесли в жертву жеребенка и стали молить у Эль-кюля послать дождь и оградить от нашествия злых врагов. И вдруг откуда ни возьмись ударил гром, завертела, зашумела буря, взвилась вихрем вода из озера в черные тучи, хлынул страшный, небывалый ливень, и он, затопляя дороги и болота, шел день и ночь трое суток. В это время татарское войско с награбленным добром, со стадами пробиралось к своим становищам сквозь дремучие леса. Настигнутое страшной бурей с ливнем, оно, увязнув в болотах, погибло. После этого случая старик Суваш завещал своим потомкам беречь и охранять леса, каждую весну приносить жертву озеру Эль-кюль, прося изобилия земных плодов п всякого благополучия людям.

С тех пор озеро Эль-кюль стало священным местом для чувашей, местом Асла чук — «Главного жертвоприношения». Сюда весной собирались крестьяне из разных концов Чувашии, чтобы, приносить озеру жертву лошадьми и жеребятами, прося у него юждей на все лето и урожая хлебов.

Предания и легенды об Алднарове, основанном Эльте-ром, и Эль-кюле — месте весенних жертвоприношений крестьян почти всей Чувашии наводят на мысль, что селение и связанное с ним озеро в золотоордынское время стали каким-то центром, объединявшим правобережных чувашей.

В золотоордынское время на правобережье — Горной стороне Волги, обычно на месте бывших болгарских укрепленных пунктов, возникли монголо-татарские города-крепости.

О городище Япанчино у впадения реки Кубпи в Свия-гу «по преданию местных татар известно, что здесь жили какие-то язычники, поклонники огня... К ним некогда принадлежали соседние селения Бурундук, Вузаево, Утяково, Утяшка, Чулпанка». У язычников был город, в котором владетелем являлся Каи. Сыновья татарского хана из Биляра Нурат и Дерть-Имяп с четырехтысячным войском напали на этот город ночью с двух сторон. «Одна часть татарского отряда с восточной стороны напала и подожгла укрепления. Пока обитатели городища занимались туше-пнем пожаров и продолжали отбивать неприятеля у входа в городище, другая часть неприятельского полчища, предводительствуемая князем Муратом, напала с запада через реку.

Город был взят и сожжен татарами. Побежденный Кап скрылся в соседнем лесу и потом, окруженный многочисленной толпою подчиненных, удалился иа север. Жители прочих селений также последовали за побежденным Каном». В дальнейшем этот город, уже как татарский, существует, по преданиям, вплоть до разрушения его русским царем. Удалось выяснить, что город в свое время назывался Каном. На западноевропейских картах — С. Герберштейна 1546 года (Вена), И. Магина 1596 года (Венеция) и И. Гондиуса 1606 года (издана в Амстердаме, составлена, очевидно, на основании карты Меркатора 1569 г.)—в среднем течении Свияги помечен городок Кап (Кам). Фиксация этого города, разрушенного, вероятно, к середине XVI века, на картах второй половины XVI— начала XVII веков объясняется тем, что они были составлены на основании более ранних карт.

О золотоордынском городе у села Большая Таяба Яльчикского района, существовавшем в XIII—первой половине XIV веков, записано немало преданий. Во многих из них сообщается, что в городе-крепости находилось турко-татарское войско во главе с князем, владевшим окрестными землями. Захватчики грабили народ, уводили девушек, отправляли награбленное на сторону. Другой татарский городок, называвшийся Казял, по преданию, существовал близ села Луцкое Янтиковского района. Здесь правил татарский князь68. Около дер. Оба-Сирма Красноармейского района в старину был город, окруженный валом и рвом. В нем стоял долгое время какой-то татарский князь со своим войском. Татарский городок находился на территории нынешнего Марпосадского района, в двух верстах от села Чурашево, в местности Хулату. Есть предания и о других укрепленных пунктах. Из них осуществлялась жестокая эксплуатация трудовых масс Чувашии монголо-татарскими феодалами.



Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "Об иге монголо-татарских феодалов и Казанском ханстве ч.2" здесь: