Юдин Павел Капитонович

Родился в 1922 году в деревне Пакутино Санчурского района Кировской области. По национальности русский. Член КПСС с 1944 года. Трудовую деятельность начал в 1939 году в системе потребительской кооперации. В декабре 1941 года был призван в Советскую Армию, в Великой Отечественной войне участвовал в боевых действиях по освобождению от немецко-фашистских захватчиков Советской Белоруссии, Украины и Прибалтики. Особо отличился в мае 1944 года при форсировании Западной Двины в районе города Полоцк. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.
После демобилизации из армии П. К. Юдин с ноября 1964 года работает слесарем на Чебоксарском агрегатном заводе имени XXIV съезда КПСС.
Постановлением Чувашского обкома КПСС, - Президиума Верховного Совета и Совета Министров Чувашской АССР от 21 февраля 1978 года П. К. Юдин занесен в Почетную Книгу Трудовой Славы и Героизма Чувашской АССР.

Через все испытания он прошел под Москвой. Здесь девятнадцатилетний воин впервые встретился лицом к лицу со смертью, видел гибель товарищей. Здесь же в декабре сорок первого познал радость победы. Попытка взять Москву немецкому командованию не удалась. Фашистские полчища были наголову разбиты, десятки гитлеровских дивизий были похоронены в подмосковных сугробах. В течение всей зимней кампании Павел Юдин принимал участие в боевых действиях. Москва выстояла. Иначе и не могло быть. За Москвой была Россия, гордая, несокрушимая.
Дни быстро бежали в непрерывных боях. Незабываемыми страницами вписаны в военную биографию рядового Юдина освобожденные от врага города — Сталинград, Орел, Курск, Харьков...
В жару и стужу, под неумолкаемый рев пикирующих бомбардировщиков, среди фонтанов взрывов полз связист с катушкой кабеля за спиной, протягивая телефонную связь.
Тяжелы дороги войны: это, в первую очередь, невыносимый физический труд, ежеминутный риск. Нет, не о смерти думал солдат, а о той светлой поре, которая должна обязательно наступить после этих изнурительных дней и ночей. Бои, госпитали, вновь бои—обычная судьба воина. Жаркие схватки с врагом, «ремонт на скорую руку» в санчасти и снова — в наступление. И своеобразными оценками этой суровой школы на груди Юдина зажигались ордена и медали.
...Лето сорок четвертого года. Фронт стремительно катится на Запад. Советская Армия громит фашистские полчища. Было ясно: скоро войне конец. Но враг был еще силен. Предчувствуя свои последние дни, он бешено сопротивлялся.
Воинская часть, в составе которой воевал Павел Юдин, преследуя противника, вышла к Западной Двине. Попытки с ходу форсировать реку не увенчались успехом. Фашистские дзоты, раскинутые по всему берегу, держали водную преграду под сильным обстрелом. Чтобы не жертвовать людьми и техникой, командование части решило уничтожить огневые точки врага. Для этого была задумана смелая операция, в решении которой нашему земляку была доверена особая роль.
...Сержант Юдин отдыхал после дежурства. Ночь выдалась беспокойная, трудная. Гитлеровцы, боясь неожиданных вылазок со стороны русских, время от времени обстреливали их позиции. Не один раз приходилось ползать Юдину, восстанавливая связь, перерезанную немецким осколком.
Проснулся он от толчка. Это связной из штаба: сержанта вызывал командир дивизии.
Полковник был краток. Развернув карту, он разъяснил задание. Затем, крепко пожав Юдину руку, сказал:
— Будьте осторожны. Зря в перестрелку с противником не ввязываться. Операция ответственная. А теперь идите и подготовьтесь, ночью в путь.
И вот в сумерках семь разведчиков, одетые в масхалаты, тенью скользнули к реке. В группе были люди разные по возрасту и по своим довоенным профессиям, но все они — бывалые фронтовики, за плечами каждого немало смелых вылазок в тыл врага. Соорудить два плота находчивым воинам не составило особых трудностей. В ход пошли ветхие лодки, валявшиеся тут же, на песке, обломки досок.
Гитлеровцы периодически пускали осветительные ракеты и временами становилось светло, как днем. После очередного «фейерверка» темнота наступала еще плотнее. Ha небе ни звездочки, все заволокло тучами.
— Хорошо,— тихо говорит Юдин,— Еще бы дождичек в придачу.
Командира беспокоит одно: как проскочить огненную полосу. Заметив плоты на реке, фашисты обязательно поднимут стрельбу.
— Главное—быстрота,— предупреждает (который уже раз) он товарищей.—Действовать смело и без
суеты.
Связаны последние доски, уложена аппаратура — пора! Разведчики, бесшумно оттолкнувшись от берега, взялись за самодельные весла. На каждом бойце пробковый пояс, финский нож, автомат, гранаты. Семеро смельчаков гребут изо всех сил. Разматывают катушку-кабель. Живой ниткой падают в воду провода; телефонная связь с родным берегом прервана.
Спокойно и равнодушно катит воды Двина. Скользят по речной глади плоты. Вот она, кромка желанной земли, белеет почти рядом. Кажется, рукой до нее подать, Сильный взмах, еще один... И вдруг, прорезая густую черноту ночи, взвивается к небу ракета.
— Ложись!—слышат бойцы шепот Юдина.
Но поздно. Ракета, достигнув высоты, провисает над рекой. И сразу же треск пулеметных очередей, уханье минометов сплошным громом обрушиваются на разведчиков. Вода кипит от пуль. Выход один — вперед, быстрее к берегу!
Не успев сказать слова, валится на бок Мельников. За годы войны Юдин потерял многих боевых друзей и товарищей. По всем дорогам разбросаны их могилы. И нет им числа. Вот еще одна потеря. Убит друг, с которым Юдин шел от самой Волга. Как мечтал Мельников вернуться в родную Москву! Ненависть ослепляет глаза, по Юдин не имеет права горячиться. Он — командир. В его руках судьбы бойцов, впереди — ответственное задание, от выполнения которого зависит ход наступления целой дивизии.
Недолго грохотал шквал огня и металла, ровно столько, сколько горела ракета. Но здесь мера времени своя: порой миг равен жизни. Убит еще один разведчик-сибиряк Очеретов.
Берег! Стоит одиноко сосна, израненная, обожжённая. Еще днем приметил ее Юдин, изучая местность в бинокль. Белеют у края песчаного берега откатанные прибоем валуны. Удобное место для обороны — лучше не придумать. Разведчики залегли. Пучки вражеских ракет беспорядочно взлетали в воздух, освещая бугорки укреплений.
— Крылов, связаться с «Чайкой»!—шепчет Юдин телефонисту. ;
— «Чайка» у аппарата, товарищ сержант! «Чайка» —это командир дивизии.
— Молодцы, орлы!— рокочет в трубке бас полковника.— Сейчас будет фашистам жарко. Корректируйте огонь артиллерии!
Минута, другая... Залп! Словно содрогнулась земля, зашелестел, сползая с кручин, песок... Второй залп, третий... Снаряд за снарядом — все легли в цель.
Дорога через Двину открыта. Теперь пора в дальний путь. Группе Юдина приказано выйти в тыл врага, к развилке шоссе, и там, на рассвете, встретиться с партизанами, которые хорошо знают местность и расположение обороны противника, а утром, когда прилетят советские самолеты, корректировать, чтобы ни одна бомба не пропала даром. Было важно перерезать шоссе, ведущее к Двине, и тем самым помешать врагу подтянуть войска к переправе.
Тихо идут разведчики лесом. Надо спешить, до рассвета осталось совсем немного. Глухо шумят сосны. Бойцы ступают осторожно, чтобы не хрустнула под ногами ветка. Время от времени, накрываясь плащ-палаткой и освещая карту фонариком, Юдин уточняет дорогу. Маршрут близится к концу. Пройдено восемнадцать километров.
Забрезжил рассвет. У выхода из леса воины залегли. Юдин достал ракетницу, зарядил ее и выстрелил в воздух. Зеленая ракета — пароль. Сразу же метрах в пятистах взвились две красные — ответ: посланцев армии ждали. Все шло точно по разработанному плану.
Село было окружено партизанами. Разведчики, подучив координаты военных объектов, расположились на склоне горы. Светало. Отсюда, с высоты, хорошо просматривался населенный пункт. В бинокль как на ладони были видны автомашины, танки, орудия... До слуха разведчиков донесся ровный гул. Он все нарастал. Шли наши, советские самолеты. Минута, другая — радиосвязь с командиром авиаэскадрильи налажена. В эфир понеслись квадраты и цифры. Тяжелонагруженные бомбардировщики, сопровождаемые юркими истребителями, четко развернулись над селом и пошли на снижение. Земля задрожала от взрывов. Разведчикам было видно, как горели машины и танки, как метались обезумевшие от страха гитлеровцы.
Не успела скрыться первая группа самолетов, на связь вышла вторая. И вновь по координатам, переданным разведчиками Юдина с земли, бомбы упали точно в цель. Около двух часов длилась бомбардировка. Вся техника и живая сила врага были уничтожены. Мало кто из гитлеровцев спасся — бомбы сделали свое дело. А тех, кому удавалось вырваться из «ада», настигали пули разведчиков и народных мстителей. Приказ командования группа Юдина выполнила с честью.
Через несколько часов по шоссе прошли на запад советские танки.
Правительство высоко оценило мужество и отвагу разведчиков. Комсомольцу Павлу Юдину было присвоено звание Героя Советского Союза.
Павел Капитонювич Юдин работает на Чебоксарском агрегатном заводе. Он коммунист, наставник молодежи, уважаемый человек в большом трудовом коллективе. Герой — желанный гость в школах, в пионерских отрядах, на предприятиях.


Чтобы получить полную инфрмацию и быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!

Отзывы, обсуждение обзора "Юдин Павел Капитонович " здесь: