Мы в соцсетях:


Народное образование. Волостная больница. Переселение в Сибирь.

ПОДЕЛИСЬ!

Первое приходское училище на территории Чувашии открылось 10 августа 1807 года в селе Буртасы Цивильского уезда Казанской губернии. Основателем был местный свя­щеннослужитель Н.С.Михеев.

27 июня 1842 года Министерство Государственных имуществ объявило именной указ «Об устройстве сельских училищ в Ка­занских селениях», а именно в селениях государственных крес­тьян. Согласно этому и общему учебному уставу 1828 года, каж­дый церковный приход или два вместе, судя по числу прихожан, должны были иметь одно приходское училище (школу) для маль­чиков. В 1843-1845 годах Казанской палатой Государственных иму­ществ, на основании циркулярного предписания Министерства, в Ядрине (1845), Абызово (1845), Норусово (31.03.1845), Оточе-во (1843), Русской Сорме (1843), Салтыганово (Богатырева) -(1845), Шуматово (1843), Шемердяново (1843), Убеево (1843) были открыты сельские приходские училища.

Через 9 месяцев, I января 1846 года, Норусовское учи­лище торжественно распахнуло свои двери. Законоучителем и учителем состоял священник Иван Андреевич Долматов. В 1864 году училище преобразовалось в церковноприходскую школу и перешла в ведение Синода. Учителем там работал сын Ива­на Андреевича местный псаломщик Борис Долматов.

В 1864 году в 34 губерниях России были созданы избирае­мые населением земские учреждения. После этой земельной ре­формы, с 31 марта 1875 года Норусовская школа содержалась за счет средств уездного земства и называлась земской школой. Пер­вым заведующим стал местный диакон Норусовской церкви Виктор Федорович Богоявленский. В школе, кроме Закона Божь­его, чтения, письма, счета, начали изучать природоведение, ис­торию, географию, рисование, пение. Стали обучать начало ре­месел, то есть садоводство, огородничество, пчеловодство. Школа была двухклассная с трехгодичным обучением и давала в те годы современное образование.

В 1913 году в Норусовском обществе из 6 чувашских детей в возрасте от 8 до 14 лет школу посещал только один. Хотя с 1908 года первоначальное обучение в школах считалось обяза­тельным. Эту задачу царская Россия так и не смогла решить. При Советской власти земскую школу реорганизовали в еди­ную трудовую. В 1924 году она стала шестилетней, в 1929 году — школой колхозной молодежи, в 1932 году преобразовалась в неполную среднюю школу, а с 1939 года она является средней школой. Сегодня это муниципальное общеобразовательное уч­реждение «Калининская средняя общеобразовательная школа» Вурнарского района Чувашской Республики, где трудятся 30 педагогов и обучаются более 300 учеников из 19 деревень.

В конце XIX, в начале XX веков в Чувашском крае начина­ется массовое открытие школ. В 1907 году в Норусовской волости работали 2 земских училища, 3 училища Министерства народно­го просвещения (МНП), 1 народная (школа грамоты) и 7 цер­ковноприходских школ.

Ядринская уездная земская управа Казанской губернии 27 июня 1915 года доводит до Норусовского волостного прав­ления письмо о том, что, идя навстречу потребностям насе­ления, приступила к разработке особой сети Высших началь­ных училищ, где дети крестьян, успешно окончившие земские и церковноприходские школы, смогли бы продолжить обра­зование бесплатно. Поэтому просит созвать волостной сход, составить соответствующий приговор об открытии Высшей школы и представить в земскую управу.

Такие училища должны были открыть:

- В селе Аликово — для волостей Аликовской, Хочешевской, Шуматовской;

- В селе Норусово — для волостей Норусовской, Тойсин-ской, Малояушской, Асакасинской;

- В селе Тораево — для волостей Тораевской, Ядринской, Балдаевской;

- В селе Большая Шатьма — для волостей Убеевской, Чебаевской, Чувашско-Сормовской.

Название училища, школы (1907 год)

Год открытия

Мальчики

Девочки

Норусовское земское училище

1845

93

-

Норусовское женское училище МНП

1904

-

47

Толды-Бурдасское земское училище

1898

70

19

Вурманкасинское училище МНП

1879

34


Озерноабызовская церковноприходская школа -Кюльхиринская

1896

44

16

Хумушская церковноприходская школа

1894

30


Шинерское училище МНП

1907

52

10

Ялдринская церковноприходская школа -Азимсирминская

1884

47

5

Хорн-Кукпгумская церковноприходская школа

1893

23

1

Кукшумская церковно-приходская школа

1899

12

-

Ялдринская школа грамоты (Ойкасы)

1892

26


Алгазинская церковноприходская школа

1889

28


Айгишинская церковноприходская школа

1907

16



Однако осуществить данное решение не смогли: шла война, приближалась революция.

В то время в школах работало довольно много выпуск­ников Симбирской чувашской учительской школы. Среди них были: Петров Михаил Петрович из села Норусово, Казаков Егор Николаевич из деревни Кукшумы, Петрова Мария Пет­ровна из деревни Алгазино, Павлова Елена Евграфовна из деревни Эпшики.

Волостная больница  

Калининская участковая больница — это старейшее лечеб­ное учреждение, открытое в 1864 году как аптечный пункт, где фельдшер обеспечивал больных лекарствами и проводил при­вивку детей против оспы. В 1867 году этот пункт стал третьим медицинским участком Ядринского уездного земства с приемом больных. Из-за отсутствия средств его закрыли в сентябре 1873 года. Через два месяца в Ядринском уезде начались эпидемии оспы, сибирской язвы, дифтерии и тифа. Девятое очередное Ядринское уездное земское собрание 14 января 1874 года выслу­шало доклад управы об устройстве приемного покоя для боль­ных в селе Норусово при земском враче второго участка Г.Дьякове и выделило на эти цели 200 рублей. Для решения вопроса земская управа направила в Норусово своего члена Г.Лотова. Под приемный покой предоставил свой дом крестьянин села Нору­сово Архип Харлампиев. Он согласился перегородить большой дом на пять комнат: одну комнату оставил для своей семьи, в комнату-квартиру врача прорубил проходную дверь, обустроил приемный покой, аптечный пункт, комнату фельдшера. Отопле­ние дома обеспечивало земство, а Харлампиев согласился для лечебных целей ежегодно набивать свой ледник льдом.

За приемный покой Харлампиеву оплачивали 60 руб­лей, врач и фельдшер за квартиры платили самостоятельно, по 20 рублей в год. Норусовский приемный покой при враче 2-го участка открыл свои двери 25 января 1874 года. Он имел четыре кровати, четыре стола, стулья для больных. С 1 сен­тября 1874 года по 1 января 1875 года в этой больнице выле­чилось 8 мужчин и 6 женщин.

Первым врачом этой земской больницы был Алексей Афиногенович Стоеросов, который пользовался большим авторите­том среди жителей окрестных деревень. После него больницей руководил врач Владимир Яковлевич Дегтярев. В 1899 году фель­дшером Норусовской больницы работал Иван Иванович Тузин, но скоро умер. Его заменил Павел Куприянович Швецов, кото­рому врачебное отделение Казанского губернского правления разрешило работать без непосредственного наблюдения врача, т.е. самостоятельно заведовать фельдшерским пунктом. В больни­це он работал 11 лет, уволился в 1913 году в связи с переводом на другую работу. После него фельдшерами в разные годы рабо­тали Гладков Григорий Степанович, Беляев Василий Ефимович, фельдшером-оспопрививателем — Павел Трушев, акушером — Питателева Анна Алексеевна, сиделками больницы — Алексан­дра Антонова, Анна Александровна Горина.

2-ой врачебный участок (позже 4-й) в Ядринском уезде был самым значимым, который обслуживал Норусовскую волость, 34 деревни Асакасинской волости, 30 селений Аликовской волости, численностью почти 30000 человек. В селе Аликово в то время открыли самостоятельный медицинский фельдшерский пункт.

В 1914 году врача А.А.Стоеросова призывают на действую­щий фронт, в это время на работу в больницу направляют вра­ча Нину Петровну Любимову. Скоро она становится заведую­щей и уговаривает власти построить новое деревянное здание больницы. После революции сюда пришли работать хирург Па­вел Сергеевич Кафтанников и врач общей практики Порфирий Александрович Виноградов. В 20-х годах прошлого века двухэ­тажный дом Норусовского купца М.В.Григорьева передали под амбулаторию, на первом этаже которого открыли отделение глазных болезней. Во время Великой Отечественной войны глав­ным врачом больницы работал Петр Кириллович Саперов, в 70-х годах - Зоя Павловна Александрова, в настоящее время -Яковлев Николай Михайлович.

В 1906 году в Ядринском уезде распространились эпиде­мии брюшного тифа и кровавого поноса (дизентерии). В де­ревнях за год умирали до 15 человек. Благодаря врачам, фель­дшерам и работникам земской больницы, в Норусовской волости эпидемия не распространилась.

Неприемным днем данного медицинского участка счита­лась среда. Однако медики работали, принимали тяжелоболь­ных с кровотечением, ожогами, переломами, вывихами, от­равлениями, остро заразными болезнями, такими, как дифтерия и скарлатина. Больных, страдающих трахомой, чесоткой, заста­релой болью в суставах, с болезнями, не требующими немед­ленной медицинской помощи, записывали на другой день.

В селах, деревнях царской России часто свирепствовали различные болезни. Холера, чума, коклюш, дизентерия «коси­ли» детей, стариков, не жалели даже молодых. Земская управа Ядринского уезда пыталась помочь крестьянам, составляла различные мероприятия и строго следила за их исполнением. Жители деревень сами очищали улицы от мусора, дезинфици­ровали отхожие места, помойные ямы, приводили в надлежавшее состояние кладбища, места сбора людей- Это мало помогало. Тогда абортов не существовало, детей рожали мно­го, половина из них умирала, не дожив до совершеннолетия. В церковных книгах о причинах смерти писали просто одним словом: от поноса, от коклюша, в младенчестве.

В конце XIX века Ядринская уездная земская управа прове­ла проверку крестьян по выполнению ими условий здравоохра­нения. Вот выдержки из отчетов земского врача Степанова и путевых заметок писателя С. Чичерина «У приволжских иноверцев»...

«...Живут чуваши в деревянных избах, где имеется одно, два окна, бывает три и более окон. Крыши домов в основном — соло­менные. Внутри дома печка, стол, нары для спанья. Нередко дома топятся «по-черному». В избах вместе с крестьянами осенью и зимой живет скотина: телята, овцы, козлята. Там удушливый шпах, грязь, вонь. На потолке висит керосиновая лампа, очень редко со стеклом. Кругом копоть, свету очень мало. По стенам бегают тараканы и клопы. На дворе телега, сани, соха- ковырял­ка, борона с деревянными зубьями. Во дворе сарай, где содержит­ся лошадь, корова, 2-3 овцы и куры. Повсеместно имеются бани».

«Занятие чувашей исключительно земледельческое, огород­ничество развито плохо. Пища - в основном ржаной хлеб, ле­пешки, овсяной, гороховый кисель, каша (нимёр) из ржаной муки, кислое молоко, пахтанье, картофель и салма. Салма это куша­нье, изготовленное в виде шариков из теста с добавлением пост­ного масла, крупы и яиц. Чай пьют более состоятельные люди».

«Чуваши по природе простодушные, готовы помочь ближ­нему и простить обиды. Трудолюбивые и неизбалованные, до­вольствуются тем, что у них есть на столе».

«Ужасные санитарные условия жизни, пьянство и бедность служат распространителем различных болезней. В уезде нет де­ревни, где не было бы трахомы и нет дома, где нет больного. Больной сам лечить не может, болезнь протекает с осложнениями. Созда­ется впечатление, что трахома составляет обязательной принад­лежностью каждого чувашского крестьянина и является народной болезнью. За последние годы из-за трахомы в каждой деревне слеп­нут по 4-5 человек, в основном женщины. В деревнях есть «юмза», т. е. знахари, которые имеют очень большой авторитет. К ним часто люди приезжают издалека и просят помощи, часто безрезультатно.

До тех пор, пока не будет в уезде глазной больницы, всякая борьба с трахомой приносит очень мало пользы. Количество сле­пых с каждым годом увеличивается и в недалеком будущем грозит слепотой всему населению уезда...».

Безусловно, земские врачи старались показывать в сво­их отчетах больше негативных моментов, чтобы на здравоох­ранение выделяли побольше средств. Но в действительности санитарные условия были ужасными, тяготила бедность, от болезней умирало довольно большое количество людей. Так, в 1864 году в Альменевском обществе за год родилось 30 маль­чиков и 37 девочек (67 человек), умерло 29 человек мужско­го пола, 35 женского пола (64 человека, в основном дети).

Земские врачи, деревенские фельдшера боролись с трахо­мой, как могли. Они не жалели себя, сколько человеческого под­вига вмещалось в них. Суровую борьбу с болезнью окончательно выиграли только в середине 50 годов 20-го столетия. Слезы детей при лечении трахомы я хорошо помню. Помню, как Хумушский деревенский фельдшер Клавдия Васильевна Керзакова при помощи специальных стеклянных палочек виртуозно выскабливала фахоматозные зернышки из слизистых век. Чтобы облегчить стра­дание детей закладывала в глаза обезболивающую и дезинфици­рующую эмульсию. Клавдия Никифоровна знала к детям под­ход, вместе с ними переживала, старалась утешить их и победила болезнь. Время прошло, о трахоме сейчас уже все забыли...

Переселение в Сибирь

 До 1761 года переселение крестьян в другие уезды шло в неофициальном порядке, переселенцы считались «самовольными сходцами», они числились и платили подати по прежнему мес­ту жительства. Лишь после принятия указа их приписали на новых местах.

Переселенцы вместе распахивали луга, рубили, корче­вали лес, пахали и получали большие урожаи. Порою, от­дельные помещики нынешних Оренбургской, Пензенской, Самарской областей отнимали у них земли без всякого ос­нования и документов, бывало, били их до смерти. В этом случае крестьянам приходилось нанимать свои же земли в аренду, бедность принуждала закладывать жен, детей дру­гих членов семьи. Такое происходило и в Норусовской сто­роне. Так, 9 июля 1737 года ясачный чуваш села Норусово Ярамаев заложил брата своего Васятку на год чувашу Кондееву из деревни Верхние Шигали и получил за это 15 рублей.

При переселении крестьяне распродавали имущество, зем­ли, часто не представляя, куда они собираются. В XIX веке суще­ствовало Главное переселенческое управление, которое должно было регулировать вопросы переселения крестьян, но это было на бумаге. Единственной заботой у царского правительства было выб­росить безземельных крестьян за Уральский хребет. Переселенцы надеялись только на свою силу, на свой дух. Они понимали, как трудно поставить новый дом, подготовить поле для посева, купить домашний скот. Несмотря на трудности, они уезжали, так как в Ядринском уезде на мужскую душу нарезали всего 5-10 обхватов земли, а на новом месте они получали по 20-30 обхватов.

Переселение чувашей в Сибирь, на алтайские, тюменс­кие, красноярские омские, кемеровские, уральские земли особенно активизировалось в начале XX века. Переселенцы надеялись на новом месте зажить богато и счастливо, «есть вдоволь белого хлеба». Об этом сложилось много народных песен. Вот одна из них:

Для всех земли хватало здесь,

Для всех на родине хватало.

И лишь у нашего отца

На Родине землицы мало.

Жизнь в Сибири оказалась не сладкой, некоторые воз­вращались домой обратно, многие оставались на вечное по­селение. Казачинский район Красноярского края даже сегод­ня считается чувашским, где проживают потомки выходцев Норусовской стороны.

В марте 1918 года молодая Советская власть просит волост­ных руководителей всячески удерживать население от поспеш­ных решений переселиться на новые места, от необдуманной распродажи имущества, от разорительной поездки без предвари­тельного решения земельных вопросов. Власти предупреждают о различных осложнениях с местными жителями Сибири, Ферганы, Семипалатинской и других областей. Официально перечис­ляются области, куда вообще запрещено переселяться. Такое рас­поряжение было принято потому, что некоторые руководители губернии и уездов специально всполошили народ, составляя спис­ки желающих переселиться на новые, богатые места. Желающих было немало, только в списке Норусовской волости насчитыва­лось около 200 семей. Для переселения не хватало вагонов, кото­рые в первую очередь использовались для перевозки военнослу­жащих и оружия.

Начиная с 1920 года переселение на новые места стало осуществляться организованно, по спецпропускам. Перевозка имущества стала заранее согласовываться с властями и желез­ной дорогой. Желающих переселяться в Забайкальскую, Томс­кую, Тюменскую области не сокращалось. Только в первый день 1921 года в Сибирь выехали большие семьи Тимофея Сте­панова, Порфирия Данилова из деревни Алгазино, Порфирия Васильева, Павла Иванова, Петра Прокопьева из деревни Азим-Сирма. Самые массовые переселения были в 1926-1927 и 1938-1940 годах. В те годы только деревню Ямбахтино поки­нуло около 40 семей...


Чтобы быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!
ПОДЕЛИСЬ!
Мы в соцсетях: