Осипов Александр Михайлович

ПОДЕЛИСЬ ССЫЛКОЙ С ДРУЗЬЯМИ!

Родился в 1920 году в селе Ямской Посад Алатырского района Чувашской АССР. По национальности русский. Член КПСС с 1943 года. После окончания аэроклуба в ноябре 1938 года призван в Советскую Армию и направлен в Энгельсскую военно-авиационную школу пилотов. С июля 1940 года — летчик разведывательного авиаполка. В январе 1941 года направлен инструктором-пилотом в Одесскую военно-авиационную школу пилотов. В октябре 1942 года назначен командиром звена. В Действующей армии с марта 1943 года. Участвовал в боях на Брянском, 2-м Прибалтийском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. За мужество и отвагу награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года ему присвоено звание Героя Советского Союза. Погиб 19 февраля 1945 года, таранив вражеский транспорт на Балтийском море. В 1980 году советский морской теплоход назван именем Александра Осипова.

Он получил боевую задачу — штурмовыми ударами уничтожить отходящие танки и автомашины противника. Для действий командир полка выделил несколько групп, в том числе четыре самолета во главе с ведущим младшим лейтенантом Осиновым.
Получив указание командира полка, Осипов готовил летчиков к вылету. На штурманские карты быстро наносится маршрут, уточняются цели и линия боевого соприкосновения наших войск с противником, которая ежечасно меняется, удаляясь на запад. Минут через 12—15 Осипов командует:
— По самолетам!
Взлетают. На высоте 700 метров перелетают линию фронта (ниже не позволяет облачность). По характерным ориентирам—длинная ленточка реки и около нее населенный пункт, вблизи лесная дорога, сплошь забитая крытыми автомашинами, повозками, орудиями,— выходят на цель. Пулеметно-пушечным огнем летчики заставляют зенитки замолчать. Теперь можно действовать наверняка. И штурмовики получают переданную по радио долгожданную команду своего ведущего Александра Осипова: —Приготовиться к атаке!
Уж больно заманчивая цель. Перестроившись в боевой порядок «левый пеленг», группа штурмует автоколонну немцев. Появляется множество очагов пожара. Горят ранее замаскированные танки, автомашины. Окрыленные успехом летчики, видящие в страхе бегущих гитлеровцев, снижаясь до бреющего полета, делают по пять заходов.
Осипов обнаруживает замаскированные в лесу склады с боеприпасами. Он точно сбрасывает на них бомбы. Раздаются огромной силы два взрыва. Это рвутся боеприпасы двух вражеских складов. На свой аэродром экипажи возвращаются с чувством большого удовлетворения. Их боевой счет мести врагу прибавился: уничтожено 5 танков, автомашины, 2 склада и множество гитлеровцев.
Но вот вскоре четверка наших штурмовиков встретилась с 12 вражескими бомбардировщиками. Они направляются бомбардировать наши наземные войска. Враги летят двумя группами на высоте 600 метров, построившись в «левый пеленг». Четверка наших штурмовиков идет на высоте 700 метров. Ведущий штурмовиков заместитель командира эскадрильи Александр Осипов немедленно подает команду:
— В бой, ребята!
Сам Осипов и младший лейтенант комсомолец Николай Баранов выбрали себе мишенью ведущих групп. Тех не спасет уже и бешеный огонь стрелков с «юнкерсов». Минута-две — и оба ведущие, сраженные метким огнем Осипова и Баранова, врезаются в землю.
Тройку «юнкерсов» атаковал комсомолец младший лейтенант Ваня Ситников. Расстроив группу, он подбивает один вражеский бомбардировщик. Так же уничтожает вражеский самолет летчик этой группы младший лейтенант Арсен Евдошук. Четверка бесстрашных штурмовиков вышла победителем из неравной схватки.
Коле Баранову не повезло. Мотор его самолета начинает барахлить, вода и масло хлынули в кабину летчика. Сам Коля ранен. Осколки снарядов попали в руку, лицо и чуть не задели глаза. Коля обливается кровью, из-за чего глаза не могут видеть. Но он не теряет самообладания. Напрягая всю силу и волю, он подчиняет себе израненную машину. И только тогда, когда из мотора показалось пламя, он по радио передает:
— Командир, я ранен, самолет горит. Воздушный стрелок молчит.
— Иди на посадку, я возьму тебя,— командует Осипов.
Иди на посадку!.. Для Николая это самое тяжелое. Кровь заливает глаза. Баранов почти не видит. Одной рукой держится за штурвал, второй приподнимает заплывшие кровью веки и благополучно сажает машину. Вслед за Николаем возле его самолета приземляется Осипов.
Вдали видна автомашина с гитлеровцами. Она бешенно мчится в сторону приземлившихся самолетов. Но оставшиеся в воздухе Ситников и Евдошук яростно обстреливают ее. Гитлеровцы прыгают с машины, падают на землю.
В это время Осипов подбегает к самолету Баранова, мотор которого объят пламенем и вот-вот взорвется. Николай без сознания. Осипов вытаскивает его из кабины и несет к своему самолету. То же делает и воздушный стрелок ведущего группы старшина Виктор Козенко. Он на руках выносит своего убитого товарища воздушного стрелка Сашу Милютина. Осипов и Козенко укладывают Николая и Сашу в заднюю кабину своего самолета. Туда же залезает и Козенко. Осипов взлетает. В это время воздух потрясается взрывом самолета Баранова.
Осипов, а вслед за ним Ситников и Евдошук садятся на своем аэродроме. Осипов выпускает красную ракету. К его самолету мчится дежурная санитарная машина. Из кабины выносят убитого Сашу, а вслед за ним и пришедшего в чувство Николая. Все лицо его залито кровью. Глаза закрыты.
— Только бы видели глаза,—говорит он.— Я еще с немцами не рассчитался, они передо мной в долгу.
— Будут, Коля, будут твои глаза видеть,— отвечает Осипов.— И с немцами рассчитаешься.
Саша Осипов был страстным любителем книг. И вот на фронте, в самый ожесточенный период боевых действий у Осипова оказывались новинки литературы. Каким образом он умудрялся их добывать, не смогу объяснить.
Я удивлялся этому. Во время боев я, как комсорг полка, часто бывал в политотделах дивизии, корпуса, и, несмотря на мои связи с политорганами, не мог приобрести такую литературу, как у Осипова.
Александр Осипов был исключительно скромным человеком. Он был моим другом и я хорошо знал, что в его чемодане из личных вещей были: зубная щетка, зубной порошок, мыло, полотенце, бритвенный прибор, зеркало, фотоальбом родных и товарищей. Вот и все. Остальное место занимали книги. Ими чемодан был заполнен до предела.
Обычно летчики жили в одном-двух километрах от аэродрома, по возможности в населенном пункте. Поэтому при надобности сбегать «домой» и взять что-то не представлялось возможности. Но в часы боевой передышки на аэродроме у Осипова всегда была книга. Оказывается, в кабине своего самолета он хранил библиотеку. Хорошо помню, что в ней были том избранных трудов В. И. Ленина, Конституция ССОР, Устав партии, вышедшая во время войны книжка М. Шолохова «Они сражались за Родину», томик стихов К. Симонова, несколько книг чувашских писателей, а также книги по штурманскому делу, тактике ведения воздушного боя и по другим авиационным вопросам.
И вот, бывало, как настанет передышка между боем, возьмет Осипов томик Симонова или сборник статей Алексея Толстого, усядется под крылом самолета и читает вслух. Он никогда не приглашал слушать свое чтение. Но зато летчики, как увидят, что командир под крылом, мигом соберутся возле него. Осипов командовал первой эскадрильей. А послушать его шли и со второй, и с третьей. Помню, как-то во время чтения книги Константина Симонова тишину нарушил ныне Герой Советского Союза Саша Рыбаков:
— «Жди меня, и я вернусь, только очень жди...»— ах как тепло, нежно и правильно написано,—сказал он.
И вот однажды чтение прервалось. Как всегда, шестерке штурмовиков Осипова было дано сложное боевое задание.
...Густые черные тучи низко плыли над землей. Порошил мелкий снежок. Погода для полетов была неблагоприятная. Шестерка Ил-2, сомкнув боевой строй, сделала круг над своим аэродромом и легла на боевой курс. Командир эскадрильи Осипов вел группу точно по маршруту, Казалось, на линии маршрута, испещряющие его штурманскую карту, не ориентиры, мелькающие на земле в разрывах туч, направляли его полет, а стоны женщин, детей и стариков, изнывающих в тяжелой неволе и молящих о помощи.
Как гром среди ясного неба обрушились шесть советских самолетов на немецкий аэродром. Взлетали обломки от вражеской техники, смешиваясь с землей и пламенем взрывов. А шестерка «илов» делала заход за заходом. Обезумев от неожиданности и страха, немцы метались по аэродрому, пытаясь спастись от огня мстителей. Но вскоре, придя в себя, они открыли ураганный огонь из всех видов зенитных орудий. Тысячи нитей трассирующих пуль и снарядов прошивали небо. И тогда казалось, что шесть горных орлов вступили в единоборство с огнедышащим чудовищем-драконом. Еще заход! Еще! Лишь до предела израсходовав боеприпасы, шестерка отважных, сомкнув боевой строй, ушла на восток. А сзади продолжали гореть вражеские самолеты, склады и казармы.
Но борьба для Осипова и его летчиков не кончилась, теперь она продолжалась с разгулявшейся стихией. Свинцовые тучи низко нависли над землей сплошной завесой, прижимая «ильюши» к земле. Липкий густой снегопад встал непроницаемой стеной, закрывая горизонт. Видимость сократилась до 100—150 метров. Командование считало, что лететь по маршруту дальше невозможно и по рации передало Осипову разрешение на вынужденную посадку.
Но недаром командир эскадрильи Осипов считался лучшим штурманом во всей воздушной армии.
— Веду группу на свой аэродром. Зажгите костры,— передал он.
Почти в темноте вся группа Осипова благополучно
приземлилась на своем аэродроме. Все машины были в пробоинах. Задание группа выполнила блестяще, но Осипов был грустным.
— Пойдем к самолету,— позвал он меня.— Залезай в кабину. Смотри, что сволочи сделали с книгами,— гневно и сокрушенно говорил он, показывая на пробитые осколками книги. Был изрешечен и парашют, на котором сидел Осипов, но сам он остался невредим. Я предложил Саше положить пробитые книги в мой чемодан.
— Нет уж, — сказал он.— Коль книги ранены в бою, пусть продолжают воевать вместе со мною.

В боевой истории орденов Красного Знамени и Суворова III степени штурмового авиационного полка Резерва Главного Командования помещен большой портрет На нем улыбающийся командир 1 эскадрильи, член партийного бюро Александр Михайлович Осипов.
Тут же четыре фотоснимка, сделанные с самолетов-штурмовиков с помощью фотокинопулеметов летчиками Алексеем Чернышевым и Владимиром Синяковым.
На первом снимке — горящий самолет-штурмовик в положении пикирования.
На втором — этот же самолет возле корабля.
На третьем зафиксирован момент взрыва этого же самолета на корабле.
На четвертом — огромнейшее пламя на уходящем ко дну корабле.
..Шестерка штурмовиков Ил-2 во главе с капитаном Александром Михайловичем Осиповым держала курс на Балтийское море для потопления вражеских кораблей, эвакуирующих свои окруженные войска и технику из района Данциг— Гдыня — Хель.
Обреченный враг встретил группу Осипова стеной зенитного огня. Пасмурное небо в эти секунды казалось огненным от разрывавшихся трассирующих снарядов. Но ничто не может удержать отважных советских летчиков.
Вот группа над водами Балтийского моря. На вражеские корабли точно падают бомбы, сброшенные летчиками Осипова. На кораблях один за другим появляются очаги пожара. Сбросив бомбы, летчики продолжают совершать на корабли заход за заходом, штурмуя их пулеметно-пушечным огнем. Вражеским зенитным огнем с кораблей подожжен мотор самолета Осипова. Вот-вот самолет взорвется в воздухе. На командном пункте полка по радио слышны последние слова отважного командира 1-й эскадрильи Александра Осипова.
— Прощайте, друзья! Погибаю за партию, за Родину, за советский народ. Передайте поклон Чувашии. Да здравствует победа!— несется по рации голос Осипова из объятого пламенем самолета, устремившегося на немецкий корабль, до предела нагруженного вражеской техникой и вражескими людьми.
Вместе со своим объятым пламенем самолетом Осипов вонзился в самый центр корабля и в тот же миг взорвался.

Страшной силы взрыв потряс воздух. В эти секунды по Балтийскому морю вместо корабля плыло медленно уходящее ко дну огромное зарево пламени.
— Последняя почесть, последний салют нашему любимому командиру,— скомандовал заместитель Осипова старший лейтенант Алексей Чернышев.
И пока корабль не скрылся под водой, летчики и воздушные стрелки, пикируя, обстреливали его из пушек и пулеметов.
Он, капитан Александр Михайлович Осипов, сын Советской Чувашии, кавалер двух орденов Красного Знамени и ордена Александра Невского, он, воин-коммунист, бесстрашный командир, всеобщий любимец полка, своими подвигами прославившийся на пяти фронтах, он, так много говоривший и восхищавшийся подвигом капитана Гастелло, сам совершил такой же величественный подвиг во имя любимой Родины.
Он погиб далеко за пределами своей Отчизны в холодных водах Балтийского моря вместе с горсткой земли Чувашии, бережно хранимой в платочке, земли своей матери-Отчизны, которую защищал от посягнувших на нее ненавистных врагов...
Впервые за все время боевых действий летчики вернулись на свой аэродром без своего славного командира — героя Александра Осипова. Произошло это 19 февраля 1945 года. Всего 2 месяца и 20 дней не дожил наш любимец полка до Дня Победы, о которой так мечтал.
Жестоко поплатились враги за героическую смерть капитана Александра Осипова. На наших самолетах было написано «Мщу за смерть отважного из отважных— капитана Осипова». В схватках с врагом, в воздушных боях и при бомбежке подавались команды: «За капитана Осипова!»

П. Романов, бывший комсорг полка, офицер запаса 


Чтобы быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!
ПОДЕЛИСЬ ССЫЛКОЙ С ДРУЗЬЯМИ!

Литература Осипов Александр Михайлович. Герои