Дженни

ДженниНесколько лет назад мои семинары посещала женщина, ко­торая на протяжении детства и ранней юности подверга­лась сексуальным домогательствам и в конечном счете была неоднократно изнасилована отцом. Когда мы позна­комились, ей исполнил ось 50 лет, и она уже 30 лет была замужем. Дженни призналась мне, что чувствует себя от­вратительной, обесчещенной, недостойной своего мужа. Эта потрясающе красивая женщина рассказала мне, что каждый раз, видя в зеркале свое отражение, она чувству­ет омерзение: Дженни испытывала отвращение к собствен­ной сексуальности и ненавидела свое тело. Она призна­лась, что ее отвращение к себе было таким сильным, что она готова была изуродовать свои руки и ноги бритвой или раскаленным ножом.

На протяжении замужества физическая и эмо­циональная близость с мужем была фактически невозмож­на, поскольку, как она с готовностью признала, она чувство­вала, что секс - грязен и унизителен. Отец все еще удерживал ее так сильно, что, думая о нем или любом другом мужчине, она испытывала прежние эмоции. Каждый раз, когда ее муж приближался к ней, ее бросало в дрожь и едва ли не рвало из­-за возможной близости.

Несмотря на бесконечное терпение любящего мужа, Дженни чувствовала себя так, словно ее отец оставил на ней несмываемое пятно. На уровне рассудка она понима­ла, что сексуальность - драгоценный дар любви и дове­рия, которым могут поделиться мужчина и женщина. Од­нако в душе Дженни была убеждена, что отец лишил ее этого дара. Чем больше она старалась похоронить свою боль и чувство вины, тем больше это мучило, отравляя ее брак и представления о самой себе. Она с трудом выносила стол кновение с этой проблемой, и даже сама мысль об отце, те­перь уже мертвом, причиняла нестерпимую боль.

Дженни вспоминала тот момент, когда попы­талась рассказать матери, что происходит. Ответ матери был оскорбительным. Она была наказана за свои "грязны мысли" о "любящем отце". Напуганная, одинокая Дженни, которой не к кому было обратиться, ушла в себя и страдала молча, испытывая стыд, - "плохая девочка должна страдать". В своем представлении Дженни была развратной и думала, что будет такой всегда. Страшась, что люди могут увидеть или почувствовать в ней это зло, убежденная, что сделала что-то плохое, она чувствовала, что ее справедливо осуждают.

 


 

Дженни рассказала мне, что чувствовала себя слов­но запертой в темной, холодной комнате. Она ощущала себя маленькой, одинокой и испуганной. Поскольку стра­дала она, а не ее отец, было ясно, что "плохой" оказалась именно она. Дженни вспомнила, как священник, высту­павший на похоронах отца, встал, чтобы торжественно произнести речь о порядочности и добродетельности отца, а ей захотелось броситься к его ногам и закричать: "Нет, это неправда! Он обижал меня!" Но тогда, как и всю пос­ледующую жизнь, она хранила молчание, оставаясь одна со своей болью и чувством вины.

Дженни соглашалась с тем, что отчаянно хочет выр­ваться из этого темного и холодного места. Она сама при­знавала, что между ней и ее мужем стоит глухая стена, ко­торую она ненавидит. В течение шести дней трудной работы на семинаре я помогал Дженни понять, что отец, очевидно больной и подлый человек, до сих пор держит ее под конт­ролем, даже из могилы.

Эта прямое столкновение с проблемой было очень трудным для Дженни. После нескольких дней работы она стала преодолевать свое эпидемическое поведение. Опыт детства ранее был для нее предметом явного отрицания. Дженни отказывалась признать его, даже перед собой. Она, по сути, исключила секс из своего брака, и раздражители, которые вызывали у нее ужасные чувства, были редкими, если вообще были. То, что появлялось из мира отрицания, было жутким и вызывало в ней желание бежать прочь.

Красивая и живая, Дженни казалась себе надежной опорой для своих близких. Она была из тех, к кому друзья приходят, когда на душе совсем скверно. Она была силь­ным человеком, к которому люди обращались в трудных ситуациях. Обнаружить перед миром или даже перед со­бой, что на самом деле она "больной целитель", значило со­рвать утешающую социальную маску.

Преодолеть эту инерцию было для Дженни, вероят­но, самой трудной задачей. По мере того, как этот ее детс­кий опыт оказывался все больше и больше в фокусе вни­мания на семинаре, страхи и парализованность становились разрушительными. Но Дженни продолжала двигаться впе­ред. Она продолжала упорно работать, зная, что пришло ее время и ее очередь. Это путешествие вело Дженни че­рез какие-то темные коридоры, в которых были не вообра­жаемые, а настоящие чудовища. Даже при всей любви у помощи тех, кто окружал ее, по этим коридорам ей приходилось идти одной.

 


 

Она стала осознавать, что потеряла свою силу, по­зволив отцу контролировать и отравлять свой брак и представления о самой себе. Она увидела, что отказ от контроля в пользу отца был равнозначен продолжению насилия: день за днем он продолжал отнимать у нее чувство собственного достоинства и радость жизни.

Боль так долго удерживала ее в своей тюрьме, что он( почти потеряла надежду. Плачущая, с опущенной головой Дженни выглядела такой маленькой и одинокой, что мне хо­телось обнять ее и утешить. Но я удержался. Реалист внутри меня знал: если Дженни когда-нибудь выберется из этой эмо­циональной тюрьмы и вернет себе чувство собственного до­стоинства и силу, она должна будет стоять на ногах, довести свою борьбу до конца и заявить, что больше не будет жерт­вой отца. В конце одного из наших разговоров я озадачил ее рядом вопросов:

? А что, если вы заслуживали прежде и заслуживаете сей­час гораздо лучшего?

? Может быть, вы ошибаетесь и на самом деле не вино­ваты?

? Быть может, ваша мать была просто слишком слабой, чтобы поверить и защитить вас?

? Что, если еще не поздно? Что можно изменить?

? А вдруг это вы сами, а не ваш отец, держите себя в тюрьме все это время?

? Может быть, дверь в ту холодную, темную комнату зак­рывается изнутри, а не снаружи?

? Если бы прямо здесь и сейчас я сказал вам, что вы дол­жны сделать, чтобы стать свободной, сделали бы ВЫ это, каким бы жутким и пугающим это ни показалось?

 


 

Эти вопросы, очевидно, смутили ее, но я видел, что надежда еще теплится у нее в душе: "Может быть, может быть ... " Столкновение с реальностью смело ее привычное восприя­тие. Она должна была столкнуться с мыслью о том, что сама держала дверь ТЮРЬМЫ закрытой, и теперь ей следует стать тем, кто откроет ее. Моя стратегия состояла в том, чтобы заставить ее заявить о своем праве на собственные чувства, а затем и о праве жить с чувством собственного достоинства и самоуважения. Дженни боролась за себя не на жизнь, а на смерть шесть долгих, трудных дней. Она прорубила окно в стене своей тюрьмы. Я молился, чтобы она не позволила ему закрыться.

Следующий вопрос был особенно важен: "Надоело ли вам это до крайней степени? Надоело ли вам настолько, чтобы защищать себя прямо сейчас и заявить о своем праве на лучшую жизнь? Независимо от того, с кем вам придется столкнуться, и от того, что вам придется сделать? Ухвати­тесь ли вы за эту возможность?"

Дженни тряслась и рыдала, слезы лились по ее лицу, но она впервые взглянула на меня прямо и сказала: "Да, если это мое время и моя очередь, я хочу сделать это, и сделать прямо сейчас.

Другие участники семинара были свидетелями это­го путешествия. Без ведома Дженни я пригласил добро­вольца, который подходил по внешним данным под описа­ние ее отца, вплоть до очков в темной оправе. Она не знала о том, что в тот момент Я поставил этого человека прямо за ее спиной. Я сказал ей: "Если вам надоело это, если вы не хотите больше оставаться заключенной даже на мину­ту, то скажите ему прямо сейчас, что он сделал с вами!' И без предупреждения развернул ее.

Мне было бы трудно описать силу последовавших эмоций. Тридцать лет боли и ненависти прорвались, когда она выкрикнула: "Ты - сукин сын! Я была просто малень­кой девочкой. Ты убил мою душу и забрал мою невин­ность. Ты - отвратительная, трусливая свинья. Я забираю себя обратно! Плевала я на тебя! Ты больше не сможешь меня обидеть. Отныне ты не будешь влиять на меня. Ты больше не сможешь держать меня в тюрьме. Я больше ну одного дня своей жизни не буду чувствовать себя грязной и униженной. Это ты - плохой, а не я. Не я! Ты слышишь меня? Это не я! Ты меня слышишь? Я расплачивалась слиш­ком долго и заплатила достаточно. Я - хорошая и чистая женщина".

 


 

Он лишил ее счастья в браке. Он лишил ее чувства собственного достоинства. Он лишил ее самой себя. Теперь наконец Дженни признала правду и взяла на себя ответствен­ность, которая принадлежала ей. Кроме того, она осознала, что именно она сказала последнее слово о том, какое влия­ние действия отца будут оказывать на ее жизнь. Она отказа­лась продолжать создавать жизненный опыт, в котором было только чувство вины и страдания.

В те же критические минуты я увидел еще одно под­тверждение силы и смелости Дженни, потому что она про­стила его. Не для него, а для самой себя. Она простила, что­бы сломать свои собственные оковы.

Дженни рискнула, потому что действительно была го­това измениться. Ей нечего было терять; она протянула руку, ухватилась и заявила о своем месте в этом мире: "Я - хоро­шая и чистая женщина".

Это захватывающая схватка с собой произошла де­сять лет назад, но история на этом не закончилась. Недавно Дженни позвонила мне и рассказала, что ее муж внезапно заболел и умер. Накануне, перед его смертью, она пообеща­ла ему, что позвонит мне, чтобы поблагодарить меня. Ос­тавшись одни в больничной палате, эти двое подарили друг другу свои последние и самые искренние слова. Он побла­годарил ее за то, что она разделила с ним СВОЮ жизнь, и сказал ей: "Спасибо тебе за то, что ты нашла мужество вый­ти из своей холодной, темной комнаты в мои объятия и в мое сердце. Последние десять лет, что мы были вместе, сто­или тридцати лет ожидания".

Все это началось с того момента, когда Дженни поня­ла, что еще не поздно, и решила, что не желает больше отказываться от себя. Это не меня нужно было благодарить, а Дженни, потому что она взяла на себя ответственность. Вос­пользовавшись принципом № 2: вы сами создаете собствен­ный жизненный опыт, Дженни изменила свою жизнь. А вы?

 

Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.

Св. апостол Павел


Следующее: Любимица Америки

Предыдущее: Любимица Америки



Поделиться!



Чтобы не пропустить новые приколы, подписывайся в Вконтакте!