Люди делают только то, что дает результаты

Люди делают только то, что дает результатыПринцип жизни № 3:

Люди делают только то, что дает результаты

Ваша стратегия. Определите "вознаграждения" и "компенсации", которые управляют вашим поведением и поведением других лю­дей. Управляйте ими, чтобы управлять своей жизнью.

Десятилетний Кристофер любит свободу, которую ему дает велосипед. Сегодня он останавливается в парке, что­бы поиграть в баскетбол по дороге домой с занятий по фортепиано. Он делал это много раз и раньше. Он знает, что опоздает и что мама будет очень волноваться. Он лю­бит ее и не хочет, чтобы она волновалась, но тем не менее останавливается.

Двадцатишестилетняя Кейтлин уже потеряла своих мать, дедушку и бабушку, умерших от рака. Ее пугает мысль, что она тоже может быть предрасположена к этой болезни. Она думает об этом, одновременно рывком открывая вторую пачку сигарет за день.

Джейсон второй раз условно освобожден на поруки и в третий раз на испытательном сроке в Национальной фут­больной лиге. Он заработает 3,26 миллионов долларов в этом году, но только если он будет играть. Девушка, которая сей­час рядом с ним, хочет уйти домой. Он знает, что ему следует отпустить ее, но не делает этого. Он знает, что не следует удер­живать ее против воли. Его могут обвинить в изнасиловании. Его мать будет разочарована так же, как и любая другая. Не­смотря на это, он запирает комнату отеля и начинает рассте­гивать рубашку.

Барри и Кей знают, что их детям больно видеть и слышать, как они ссорятся. После девяти лет брака они зна­ют, что обсуждение денежных проблем дома, после длинно­го рабочего дня, превратится в отчаянную драку, затяжную борьбу. Сегодня вечером напряжение настолько велико, что его можно "резать ножом". Но ни один из них не отказыва­ется от борьбы. Ни один из них не предлагает обсудить это в другое время. Бой продолжается.

Кимберли все бы отдала, лишь бы снова стать строй­ной. Она набрала тридцать пять килограммов избыточного веса. Ее внешность для нее - самое важное в жизни. Она ненавидит свое тело и отчаянно работает над макияжем и приводит волосы В порядок, как будто это компенсирует нежелательные лишние килограммы. Она лежит в постели в темноте и ест пятое пирожное за вечер.

 


 

Если вы похожи на меня или на одного из героев этих историй, уверен: сотни, тысячи раз вы тоже что-либо гово­рили или делали, только чтобы покачать своей головой в огорчении и недоверии. Вы говорили себе: "Что со мной? Почему я вообще продолжаю это делать? Я ненавижу это и ненавижу себя, когда поступаю так. Зачем же я это делаю?" Хорошие вопросы. Почему вы делаете это? Ответ содер­жится в третьем принципе, и этот принцип, как и другие, действует безотказно. Вы делаете все эти вещи потому, что на каком-то уровне они работают. И вы воспринимаете, что это явно нежелательное поведение служит какой-то цели.

Когда вы читали про Кристофера, Кейтлин, Барри и Кей, Джейсона и Кимберли, заметили ли вы шаблон или модель по­ведения, присутствующие и в вашей жизни? Все они делали то, чего делать не хотели, при этом с пониманием, что негативные последствия для них самих и других людей неизбежны. Тем не менее они упорно продолжали свое нежелательное поведение так же, как и вы. Можно ли предположить, что на некотором уровне их поведение работало, создавая некие устраивающие их результаты и "компенсации"?

К настоящему моменту должно быть совершенно ясно, что выбранное вами поведение создает определенные резуль­таты. Если вы повторяете это поведение, то по определению эти результаты должны быть желательны для вас, или вы не вели бы себя подобным образом снова и снова. И наоборот: вы не повторяете поведение, если вас не устраивает резуль­тат. другими словами, вы с этого ничего не имеете. Пред­ставьте прикосновение к горячей плите: нежелательный ре­зультат очевиден - следовательно, нет повторения. Отсюда следует вывод: изменяя поведение, вы изменяете результа­ты. Понимая это, вы обладаете знанием: если действовать иначе, будешь иметь и другой результат. Итак, вы сделали огромный шаг к изменению своей жизни.

Знать, что вам нужно делать, и знать, как это делать, ­две совершенно разные вещи. К сожалению, определенное поведение, нередко именно то, которое мы больше всего нена­видим и хотим устранить, - это именно то, что упрямо про­должает случаться. Но как же это возможно? Почему вы, бу­дучи свободно мыслящим, разумным человеком, неоднократно делаете то, что ненавидите, и то, что вызывает у вас сильную боль? Сказать, что это не поддается логике, - преуменьшение. Конечно, никакой разумный человек не стал бы делать того, чего делать не хочет. Конечно, никакой разумный человек не стал бы вести так, чтобы получать нежелательные результаты или не получать тех результатов, к которым он стремится. Но здесь не имеют значения ваши представления о разумности и логике: вы знаете, что поступаете именно так.

 


 

Держу пари, что вы могли бы составить длинный спи­сок примеров. Вы едите, когда не хотите есть, когда вы со­вершенно не голодны. Вы курите, когда не хотите курить; вы спорите и теряете самообладание, не желая этого; вы уступаете требованиям других, когда это то, чего вам мень­ше всего хотелось бы. Вы задыхаетесь, когда находитесь в напряжении, но сознательно стремитесь достичь предель­ного совершенства в работе. Вы чувствуете себя виноватым, когда не хотите этого, и тратите огромное количество вре­мени на то, чем вам на самом деле вовсе не хочется зани­маться. Вы не хотите отключаться и глазеть в телевизор каждый вечер вместо занятий спортом, или чтения, или прогулки со своей семьей, - но вы делаете это. Более того, вы повторяете это снова и снова.

Как устранить это на первый взгляд нелогичное пове­дение - это знание станет решающим для улучшения вашей жизни. Это можно сделать, по крайней мере, двумя равно­ценными способами: вы можете начать вести себя позитив­но, так, чтобы иметь то, что хотите, - или, что так же важно, перестать вести себя таким образом, который мешает вам иметь то, к чему вы стремитесь. Но вы не можете прекратить свое негативное поведение, не понимая, почему вы так себя ведете. Только поняв это, вы будете знать, какие кнопки на­жимать, чтобы получить желаемые изменения в вашем соб­ственном поведении или поведении других.

Так как же принцип жизни № 3: люди делают только то, что работает и дает результаты, объясняет эту тайну

человеческого поведения? Чтобы понять это, вы должны до­полнить ваши знания. Вы уже знаете, что поведение создает результаты. Возможно, вам еще неизвестно, что эти резуль­таты, которые влияют на вас, и решения, которые вы прини­маете, проявляются на разных уровнях сознания и могут при­нимать множество различных форм, некоторые из которых едва различимы, но очень сильны.

Это имеет особое отношение к стереотипному или шаб­лонному поведению. Когда поведение становится почти авто­матическим, вы перестаете видеть причинно-следственные связи. Вам, наверное, известны жизненные ситуации, когда вы действуете "на автопилоте", не думая о происходящем, а просто двигаясь инстинктивно. Истина заключается в том, что подобное поведение только кажется нелогичным: вы не ведете и не будете вести себя таким способом, при котором пожинаете только отрицательные, нежелательные результаты.

 


 

Вы легкомысленно позволяете себе такое поведение, потому что чувствуете: на каком-то уровне это работает на вас. Говоря "работает на вас", я подразумеваю получение какого-то рода "вознаграждения" или "компенсации" за вы­полнение нежелательных на первый взгляд действий. И как вы увидите, эта формула останется справедливой, даже если на каком-то другом, возможно, более сознательном и ясном уровне, вы осознаете, что поведение, о котором идет речь, не работает па вас, и даже можете видеть, что оно создает страдание. Однако, основываясь на результатах, вы получа­ете определенную компенсацию, иначе вы отказались бы от этого. Простой пример - переедание. Вы понимаете, что это непродуктивно, но, с другой стороны, чувствуете - ком­пенсация достаточно велика, чтобы продолжать переедать. Значит, переедание как-то работает на вас.

Итак, этот принцип жизни коротко и ясно утвержда­ет: если бы вы не чувствовали, что поведение, о котором идет речь, служит какой -то цели и дает вам нечто ценное ­вы не стали бы делать этого. Применяйте эту истину в са­мом прямом смысле. Если для вас характерна определен­ная манера поведения, следует предположить, что, каким бы странным и нелогичным это вам ни казалось, вы посту­паете так для того, чтобы создать какой-то результат, в ко­тором испытываете потребность, причем независимо от ва­ших сознательных желаний.

Как вы, наверное, знаете, понятие компенсации, или вознаграждения, является решающей составной частью в формировании любого вида поведения. Это идея стоит в цен­тре любой методики дрессировки животных. Десятилетиями психологи обучали крысу в лабиринте - пример, ставший хрестоматийным. Крыса может быть обучена ориентироваться в лабиринте и звонить в колокольчик, если, делая это, она получит кусочек пищи. Ее можно обучить бегать кругами, если это действие приносит вознаграждение. Даже лабора­торная крыса начинает понимать, что работает, а что - нет. Говоря "работает", я вовсе не имею в виду, ЧТО связь "посту­пок-вознаграждение" обязательно полезна. Я утверждаю, что все готовы работать только за вознаграждение.

Человеческое поведение формируется по тому же принципу. Вспомните как формировалось ваше поведение в ранние детские годы.

 


 

Многие родители, например, услышав, что их ребе­нок истошно кричит из своей детской, мчатся и выдают ему вознаграждение за крик, вытаскивая его из кроватки и уте­шая. По детской логике получается, что крикливое поведе­ние приносит успокоение и удовольствие. Вскоре он исполь­зует его, чтобы получать от своих родителей определенные результаты. Не правда ли, эти рассуждения побуждают вас интересоваться, какое поведение вы поощряете в других людях, неумышленно вознаграждая их во взаимоотношениях? Например, какое поведение вашего супруга или другого важного для вас человека вы поощряете?

Последствия компенсаций могут быть более разруши­тельными, чем простое "вознаграждение" жены или мужа за надутые губы. Меня часто спрашивают, как кто-нибудь, при всем его или ее здравом уме, становится мазохистом. Это выглядит невероятно странно: как можно извлекать удоволь­ствие от боли? Разве эти люди не сумасшедшие? Да, на их манеру поведения страшно смотреть, но они, вероятно, обу­чились этому поведению в результате болезненной, но логи­ческой последовательности поступков и вознаграждений. Применяя этот простой принцип формирования поведения, можно найти причины любого явления.

Истории взрослых людей, ставших мазохистами, часто показывают, что они были воспитаны жестокими ро­дителями, применявшими к ним физическое насилие. По­думайте об этом. Маленький ребенок, что вполне предска­зуемо, ценит внимание и заботу со стороны родителей. Так же, как плачущий младенец в предыдущем сценарии, он будет делать все необходимое, чтобы обратить на себя вни­мание мамы или папы. Теперь предположим, что этот кон­кретный родитель вместо того, чтобы ответить на крики ласками и воркованием, легко раздражается, теряет контроль и злобно набрасывается на ребенка.

Мы знаем, что большинство жестоких родителей действуют импульсивно. Обычно, "выпустив пар", они приходят в себя и их охватывает чувство вины. В этот момент роди­тель хочет развеять совершенный им кошмар и утешает ре­бенка физическим прикосновением, добрыми словами и не­жной близостью. Действуя подобным образом, этот родитель невольно знакомит сына или дочь с мазохизмом - соедине­нием боли и удовольствия: ребенку начинает казаться, что путь к любви, ласке и нежности лежит через боль. Эта последовательность может быть нездоровой и трагической, но она совершенно логична: сила компенсаций в формировании че­ловеческого поведения непреодолима и несомненна.

 


 

К счастью, верно и обратное утверждение: когда за определенным поведением следуют результаты, которые вос­принимаются как негативные или болезненные, это поведе­ние обычно прекращается. Вспомните пример с горячей кон­форкой на кухонной плите. Как правило, этому обучаются с одной попытки. Прикосновение к горячей конфорке прино­сит настолько болезненный результат, что даже самый упря­мый и невнимательный человек прекращает делать это раз и навсегда. Отсутствие позитивных результатов, следующих за нежелательным поведением, также может привести к исчез­новению неправильного поведения. Если, например, ваш ре­бенок (или ваша супруга) не получает внимания за надутые губки или вспышку раздражения, это поведение прекраща­ется само собой, потому что оно не работает.

Невозможно охватить все многочисленные силы, движущие человеческим поведением, но я верю, что вы уловили основную идею. Вы, наверное, и раньше знали многое из того, о чем я рассказываю вам. Это - легкая часть урока. Более трудно дается осознание того, какие компенсации присут­ствуют в вашей собственной жизни, чтобы вы могли начать понимать и управлять причинно-следственными связями в своем поведении. Если вы хотите перестать вести себя опре­деленным образом, вы должны прекратить "получать ком­пенсацию" за то, что вы делаете. Если вы хотите повлиять на поведение других людей, придется первым делом понять, что для них является компенсацией за их поведение, и затем, если удастся, управлять этими компенсациями, делая их возмож­ными при выполнении желаемого поведения.

Если это звучит так, будто вы получаете знания, с по­мощью которых сможете манипулировать и управлять другими, - вы правы. У знав, например, что ваш эгоистичный и самовлюбленный начальник охотнее рассказал бы историю о своих футбольных подвигах в средней школе, чем съел бы вас живьем, когда в нем проснется страсть самоутверждения, и, кроме того, что он любит хороших слушателей, вы получа­ете по крайней мере один способ добиться его расположения. Я не говорю, что вам следует подвергать себя этому жестоко­му и необычному наказанию, но поймите: это та компенса­ция, которой вы можете управлять.

 


 

Если вы думаете, что вы - исключение из этого прин­ципа жизни и вами невозможно управлять путем получе­ния компенсаций за определенные поступки или за отказ от них, - вы ошибаетесь. Если вам не удается определить собственные компенсации, вы просто не проанализировали ситуацию основательно или не искали настойчиво. Вы, ско­рее всего, не осознали, что именно вы или другие люди вос­принимаете как вознаграждение. Задача состоит в том, что­бы рассмотреть все возможные способы, которыми вы могли бы бессознательно получать компенсацию. Формы этой "ва­люты" многообразны. Вы можете осознавать или не осозна­вать, какой вид принимают ваши компенсации. Возможно, например, что вы взращиваете такие компенсации, которые могут быть чрезвычайно нездоровыми: самобичевание, ис­каженное самомнение, мстительность или другие эмоцио­нально неустойчивые реакции.

Самыми очевидными и легко измеряемыми компен­сациями являются, как и можно ожидать, денежные. Это глав­ная причина, по которой мы ходим каждый день на работу, в то время как охотнее остались бы дома со своими детьми или проспали бы все утро. Мы ценим деньги и поэтому готовы принести определенные жертвы и сделать определенные вещи, чтобы получить их. Но существуют другие, даже более мощ­ные компенсации, имеющие не денежную природу. "Психологический" доход, например, может принимать форму сим­патии, одобрения, похвалы, любви, товарищеских отношений,' жадности, наказания или чувства удовлетворения.

Эти компенсации влияют на нас достаточно сильно, постоянно вынуждая нас повторять поступки, вызывающие их. Чувство безопасности и защищенности - это другие, бо­лее общие категории психологической компенсации, кото­рые возникают или в результате здоровой привычки вести уравновешенную и сбалансированную жизнь, или от не со­всем здоровой привычки отсиживаться в стороне под влия­нием страха и желания избежать риска. "Духовный" доход ­это компенсация, которая может проявлять себя в терминах внутреннего спокойствия, в ощущении связи с высшими мирами или в чувстве добродетельности и нравственности. "Физический" доход - это очень сильное чувство физическо­го благополучия, которое является следствием хорошего питания физических упражнений, контроля над своим весом и здоровой сексуальной активности. При менее здоровой склон­ности этот доход может происходить от физического запуги­вания, или господства над другим человеком, или от озабо­ченности своим собственным телом, негативной или позитивной, - например, весом тела или причиненной себе болью. Эти компенсации тоже могут быть очень влиятельны­ми силами, движущими нашим поведением.

 


 

Доход от достижений также имеет свою "валюту": чув­ство завершенности, признание со стороны других людей, ра­ботающих в той же области, или внутреннее осознание, что работа выполнена хорошо. Менее позитивным является тот же доход в контексте измерения чьей -то самооценки исклю­чительно как функции исполнения, относящегося к работе: доход трудоголика. Социальный" доход происходит от чувства, что вы являетесь частью группы, и, конечно, растет, когда вы не только принадлежите к группе, но и являетесь лидером. На нездоровом конце спектра проявлений находится неуверенный человек, для которого собственная ценность измеряется одоб­рением других и чье постоянное стремление к общественному одобрению становится маниакальным.

Все эти категории компенсаций работают в жизни каж­дого человека. Вами может больше управлять стремление иметь деньги, или вы можете быть мотивированы другими достижениями, но не совершайте ошибки: поведение, кото­рое вам свойственно, особенно то, которое вы проявляете регулярно, вызвано и поддерживается многими видами ком­пенсаций. Поскольку вы стремитесь понять, почему вы дей­ствуете определенным образом, посмотрите внимательно и честно, что именно вы извлекаете из своих действий. В неко­торых случаях компенсации будут очевидны, в других - при­дется немного покопаться. Все эти компенсации, ЗДОРОВЫЕ они или нет, могут стать отравляющими, если их употреб­лять в высокой концентрации. Если вы, чтобы достичь зара­ботков, работаете так упорно, что избегаете выполнения сво­их обязательств перед семьей, это нехорошо. Если вы настолько озабочены семейными делами и теми компенса­циями, которые получаете за их исполнение, что вам не уда­ется обеспечивать семью материально, это тоже плохо.

Имейте в виду, что вы можете быть слепы к влиянию вашей системы компенсаций. Как мы уже видели в двух сценариях с плачущим ребенком, родители могут ненаме­ренно вознаграждать нездоровую деструктивность, будь те вспышки раздражения или мазохистское поведение. Печаль­но то, что силой компенсации может поддерживаться даже поведение, которого вы сознательно не хотите. Например вы можете жить в одиночестве, осознавать это и жаждал такой компенсации, которая извлекается из товарищеских отношений с другими людьми. Но страх оказаться отверг­нутым так силен, что компенсация за освобождение от этой тревоги может перевешивать ваше желание установить кон­такт с другим человеком. В этой битве компенсаций более легкая и непосредственная "польза" извлекается из того, что­бы просто оставаться дома и не принимать участия в обще­нии. Иногда одна компенсация преобладает только потому, что это путь наименьшего сопротивления.

 


 

И как я уже говорил, не все компенсации очевидны. Занимаясь несколько лет назад проблемами одной женщи­ны, я оказался свидетелем стереотипа поведения, который казался нелогичным и нежелательным. Фактически без того понимания, которое дает этот принцип жизни, ее поведение могло показаться чрезвычайно странным.

Карен часто набирала от 20 до 5O килограммов лиш­него веса. У нее был настолько нелепый и тщетный способ снижения веса, что оставалось только набрать его обратно. Звучит знакомо? Она рассказывала мне, что отчаянно хоте­ла сбросить вес и оставаться стройной. Она понимала, что под воздействием ожирения ее внешность менялась рази­тельным образом и что это было явно ненормальным явле­нием. Она смогла последовательно изложить мне всю необ­ходимость и важность поддержания веса в норме и очень четко выражала свои мысли о приятных ощущениях и ком­пенсациях, которые она получает, проделывая это. Тем не менее, сбросив до 80% избыточного веса, Карен неизменно и без видимого объяснения терпела неудачу. Она набирала вес снова. Выглядело это так, словно она намеренно изме­няла и вредила себе каждый раз, когда достигала цели.

Я достаточно знал о компенсациях, чтобы быть убеж­денным в том, что Карен, должно быть, получает какого-то рода "вознаграждение" за наносимый себе вред, поэтому начал копать настолько глубоко, насколько она позволяла. В конце концов я узнал, что в детстве Карен подвергалась сексуальным домогательствам. Вследствие этой травмы она стыдилась своей привлекательности и сексуальности, сму­щаясь и чувствуя вину и тревогу, когда мужчины проявля­ли к ней определенный интерес.

Стоило нам обнаружить это, как мы увидели, что из­быточный вес обеспечивает ей определенную "безопасность", делая секс неуместным и ненужным. Поскольку мужское внимание приносило ей чувство вины, страх и тревогу, она избавлялась от него, набирая лишний вес, достаточный для того, чтобы ощущать, что ее сексуальная привлекательность нейтрализована. Размышляя об этом, Карен описала свое собственное поведение как "заворачивание в пятидесяти­киллограмовую детскую пеленку", чтобы скрыть свою сек­суальность. Эта "пеленка" обеспечивала ей временный ком­форт, тревога и страх Карен становились меньше. Когда она проводила месяцы в покое, без внимания мужчин, эти чув­ства замещались переживаниями одиночества и разочаро­вания, которые она испытывала, когда была отвратительно толстой. В этот момент порочный круг потери и набора веса начинался снова. Это была война между чувством безопасности, свободой от острой тревоги, связанной с мужским вниманием, и временным, но сильным чувством достигну­того совершенства, которое она получала на ранних стадиях похудания. Стоило Карен определить скрытый мотив психологическую компенсацию, как она оказалась способна приступить к решению настоящей проблемы, успешно разорвав этот порочный круг.

 


 

Учтите, что система компенсаций Карен была утонченной и сложной. Компенсации могут быть и часто являются намного более простыми. Например, существует многочисленная группа людей, которые переедают просто из-за чувства удовлетворения от поглощения пищи: это вкусно для них чувственное переживание поглощения пищи перевешивает удовольствие, получаемое от ощущения идеального веса тела. В зависимости от человека пища служит мно­жеству других целей: праздник, способ успокоиться, утеше­ние в одиночестве, социальная "смазка" или приятное раз­влечение. Другими словами, компенсацией может быть не просто поглощение пищи, а вторичная выгода, проистекаю­щая из этого процесса.

Поведение, которое вы хотите устранить, может быть переедание или что-либо совершенно другое. Вам принци­пиально попять, почему вы действуете определенным обра­зом, а для этого необходимо выявить компенсации, кото­рые вызывают и поддерживают это поведение. Они могут быть очевидными, а могут оказаться глубоко скрытыми. Ими могут быть здоровые последствия, нездоровые или даже внушающие отвращение, но люди продолжают поведение, только если получают компенсации, и притом в такой фор­ме, которую они воспринимают как позитивную. Итак, вы уделили много серьезного внимания тому, чтобы опреде­лить те поступки, мысли или решения, которые вы хотите устранить. Затем спросите себя: "Что я получаю от этого? В чем состоит моя компенсация?" Стоит вам установить ре­зультаты, поддерживающие определенное поведение, как вы можете сделать своей целью их изменение.

Задание № 6. Давайте найдем время и поработаем с особенностями вашей жизни. Я хочу попросить вас открыть свой конфиденциальный дневник и написать список из пяти наиболее мешающих вам устойчивых негативных моделей поведения и ситуаций в вашей жизни. Будьте основательны в этой работе. Определи­те для каждого особенное характерное поведение, опи­шите этот стереотип, шаблон и постарайтесь выразить словами степень его интенсивности. Затем запишите два или три предложения, поясняющих, почему вы на­ходите это поведение или ситуацию негативными. За­тем постарайтесь проанализировать каждый из пяти пунктов, определите и запишите компенсации, которые поддерживают и сохраняют этот негативный сте­реотип поведения.

Чтобы помочь вам начать, позвольте мне наметить в общих чертах самые широкие категории компенсаций, не связан­ных с деньгами: скорее всего, именно они вносят свой вклад в ваше поведение. Помните, я говорил, что главная потреб­ность всех людей - потребность в признании и одобрении. Страх "номер один" у всех людей - страх быть отвергну­тым. Не цепляйтесь за игру слов. Например, у вас может возникнуть соблазн не согласиться, поскольку вы думаете, что главная ваша потребность - успех, а главный страх ­неудача. Перестав привязываться к словам, вы поймете ­быть успешным означает: что бы вы ни делали, это прини­мается и признается другими людьми. Если вы неудачник, это означает, что мир каким-то образом отверг вас и то, что вы можете ему предложить. Поэтому, начиная оценивать компенсации в своей жизни, помните: наша первостепенная потребность - это признание и одобрение всеми людьми, с которыми вы сталкиваетесь, всего, что бы вы не предложили в данный момент времени.

 


 

Будьте готовы узнать, что ваше поведение контро­лируется страхом быть отвергнутым. Как мы видели, страх может быть таким сильным, что вы сделаете почти все, чтобы избежать его. Легче ничего не менять и не изме­няться самому. Легче не пробовать ничего нового. Легче не становиться на грань опасности и не рисковать тем, что от вас могут отвернуться. Поэтому каждый раз, обна­руживая неконструктивное, ничего не меняющее и безрезультатное поведение, спрашивайте себя: "Может быть, эта компенсация и есть то удобство, которое является резуль­татом избегания риска и страха быть отвергнутым? Состо­ит ли здесь компенсация всего лишь в том, что этого "про­ще не делать"?"

Следуя по пути наименьшего сопротивления, вы вознаграждаете себя кажущимся комфортом и освобожде­нием от тревоги, источником которой является стремле­ние к чему-то новому. Мы подробнее поговорим об этом вреде, когда в следующей главе будем обсуждать концеп­цию "зон комфорта". А сейчас осознайте: ваша компенса­ция часто состоит в том, что вы чувствуете себя в безопас­ности, когда не пытаетесь ничего изменить, и, наоборот, ощущаете тревожность и угрозу, когда при ступаете к пе­ременам.

Есть еще одна деталь, которую следует учесть при ана­лизе компенсаций в вашей жизни, - это привлекательность немедленного удовольствия по сравнению с отсроченным удовлетворением. Как общество, американцы совсем не го­товы откладывать "на потом" свое удовольствие. Рестораны быстрою обслуживания, магазины готовой продукции и го­товые к употреблению продукты питания свидетельствуют о том, что мы создали себе условия, обрекающие нас полу­чать то, чего мы хотим, немедленно. Наше требование немед­ленного удовлетворения создает аппетит и потребность в маленькой компенсации сейчас, а не в большом вознаграж­дении позже.

Это объясняет, почему вы будете валяться в кровати субботним утром вместо того, чтобы встать и выйти на про­бежку. Лежать в постели приятно прямо сейчас, тогда как пробежка может продлить вашу жизнь через двадцать или тридцать лет. Двадцать или тридцать лет спустя - это пре­красно, но как же приятно лежать в кровати именно сегодня.

 


 

У меня были друзья в средней школе, которые, как только мы ее закончили, захотели иметь новую машину, при­чем немедленно. В результате они взялись за неквалифици­рованную работу, которая позволяла им осуществлять вып­латы за купленную в кредит новую машину, и получили немедленное удовольствие. Другие ребята из нашего класса пошли в институт, вместо того чтобы сразу пойти на работу и влезть в долги, которые заставляли бы их продолжать ра­ботать. Некоторые выбрали немедленное вознаграждение в виде новой машины, другие - отсроченное удовольствие в виде более высокого уровня жизни на долгий срок. Выбирая поведение, вы выбираете последствия. "Прямо сейчас" облегчить боль или "прямо сейчас" пожинать плоды - чрезвычай­но сильный стимул.

Вот о чем вам следует размышлять, когда вы изучае­те и записываете свои компенсации. Не расстраивайтесь. Не сдавайтесь. Вы получали значительную компенсацию за ваше отрицательное поведение, а иначе вы не делали бы этого. Мысль о том, что определенный стереотип поведе­ния мог бы работать на вас, является такой низкой и пре­зренной, что вы будете вести себя так, как если бы были слепы, чтобы избежать возможности увидеть это. Но это означает, что проблема никогда не будет решена, что и пред­ставляет для вас самую большую опасность.

Наша система компенсаций может быть такой же за­путанной и вязкой, как паучья сеть. Но если вы упорно при­держиваетесь какой-либо модели саморазрушительного, без­результатного или разочаровывающего поведения, распутать эту паутину не только имеет смысл, но и является необхо­димым. Вы не можете наслаждаться спокойной и эффек­тивной жизнью, если в вас заложены соперничающие друг с другом программы и одна ваша часть служит одному хозя­ину, а вторая - другому. С одной стороны, вы можете, например, хотеть жить полноценной жизнью, наслаждаясь при­ятельскими отношениями с другими людьми (социальная компенсация); с другой стороны, боитесь оказаться отверг­нутыми и невольно пытаетесь избежать боли в результате возможного неприятия со стороны окружающих (психоло­гическая компенсация). Это напряжение между двумя про­граммами конкурирующих компенсаций может свести вас с ума или, как минимум, держать в состоянии постоянного конфликта и разброда.

 


 

Компенсации, особенно те, которые успокаивают вас, позволяют избежать серьезной боли или уменьшают страх и тревогу потенциальной опасности, могут вызвать такое же привыкание, как самые мощные наркотики. Следовательно, боязнь возможного результата становится самым мощным фактором. Я говорю это, чтобы серьезно озаботить вас. Если вы находитесь в подобной ситуации, такой страх может по­вергнуть всю вашу жизнь в руины. Компенсация в виде избежания боли в результате столкновения с проблемой может так соблазнять вас, что вы можете оказаться под влиянием страха перед тем, что могло бы случиться, и станете идти по жизни как зомби, испытывая признательность за это оцепене­ние. Я хочу, чтобы вы осознали: компенсации могут настоль­ко управлять вами, что начнут подавлять вас.

Какой бы запутанной ни была паутина "привязываю­щих" компенсаций, у вас есть "путеводная звезда", помога­ющая вам постоянно концентрироваться на том, что проис­ходит в действительности. Вот она:

Независимо от того, что я думаю по этому поводу, я получаю компенсацию, если неоднократно делаю одно и то же, что бы это ни было. Я не буду обманывать себя, думая, что это не так. Начав поиски, я найду эту компенсацию, потому что она, несомненно, существует. Я получаю компенсацию не просто за некоторые поступки и шаблоны своего поведения - я получаю компенсацию за каждый из них и всякий раз. Я не исключе­ние, потому что исключений не существует.

Если вы никогда не боялись правды, можете продолжать искать ответ. Найдя компенсацию, вы сможете "отключить" ее. Не удастся сделать это - и вы, как щенок па поводке, будете вечно находиться во власти обстоятельств жизни или под контролем какого-либо человека.

Когда около десяти лет Билл и Дениз пришли на мой семи­нар, они выглядели, как образцовая счастливая молодая пара: оба были полны сил, энергичны, умны; казалось, они успешно идут по жизни, нисколько не сомневаясь в том, что конт­ролируют ситуацию. Оба были привлекательными, здоровы­ми, спортивными и безумно влюбленными друг в друга. Казалось, у них есть все. Затем я познакомился с их дочерью, четырехлетней Меган. Обремененная многочисленными врожденными дефектами, она не могла ходить, разговари­вать или жестикулировать.

Было трудно поверить, что такой крошечный чело­вечек может страдать множеством ужасных физических недостатков. С жестоким неврологическим заболеванием и кардиопульмонологическими нарушениями, этот ребенок с "волчьей пастью" был душераздирающим зрелищем. Ее глаза были полны надежды, а сердце - мужества, но ее тело не могло действовать согласованно.

 


 

Следующие несколько лет, пока их дочь ежедневно слабела, я видел, как эти родители были для окружающих образцом любви, преданности и жертвенности. Никогда не жалуясь, никогда не уставая, они делали все возможное, чтобы приспособить мир для этого затухающего маленького сокровища. Можно сказать, что Билл и Дениз были вдох­новлены своей миссией.

Решив не рисковать более из-за возможных генетичес­ких аномалий, они скорее стремились усыновить, чем родить второго ребенка. Бог улыбнулся им, подарив в рекордно корот­кий срок здорового, энергичного сына. У Джеффри были ры­жеватые волосы, большие зеленые глаза и сильная, здоровая конституция. Он был мечтой, ставшей явью. Билл и Дениз на­учили Джеффри общаться с сестрой, как только он стал доста­точно взрослым. При чрезвычайно ограниченных коммуника­тивных навыках Меган близость между этими двумя детьми была феноменальной. Связь их установилась немедленно, и ка­залось, что они понимают друг друга с полуслова.

К моменту, когда ей исполнилось восемь лет, Меган часто болела простудами, и на этот раз болезнь не предве­щала ничего хорошего. Она отнимала энергию, и маленькая девочка выглядела совсем увядающей в своем инвалидном кресле. Врач говорил, что поворотный момент близится, что антибиотики и противовирусные препараты вскоре окажут положительное действие.

Дениз все знала лучше. Матери все чувствуют, и ее мате­ринский инстинкт говорил, что прежде такого затяжного кризи­са еще не случалось. Она говорила мне, что Меган выглядит пол­ностью истощенной. Казалось, будто она устала вести тяжелую битву, которой была ее жизнь. В то время как отец и другие род­ственники сохраняли надежду и оптимизм, мать оставалась бе­зутешной, молча наблюдая, молча зная.

Меган стало хуже в середине холодной зимней ночи. Стоило ухудшению начаться, как оно стало прогрессиро­вать невероятно быстро: затрудненное дыхание побудило родителей броситься в больницу, где девочка вскоре впала в бессознательное состояние и ей одели респиратор. Казалось, время решения пришло внезапно. Машины, выполнявшие работу сердца и легких Меган, только откладывали неизбежное. Измученное детское лицо ясно говорило, что продление этой драгоценной и трудной жизни было бы эгоистичным и жестоким.

Когда машины отключили, тишина была непроницае­мой. Меган ушла тихо. Не играла трогательная музыка, не было стенаний по ушедшему счастью; только стерильная ком­ната, мертвый ребенок и двое родителей, очень одиноких.

 


 

Хотя я продолжал поддерживать связь с Биллом и Дениз после смерти Меган, мы не виделись несколько ме­сяцев, пока я не встретил их в числе участников обществен­ной группы поддержки родителей, переживших безвремен­ную смерть ребенка. Те энергичные, живые, умные люди, которых я знал, исчезли; казалось, от них остались только пустые оболочки. Далекие от того, чтобы просто горевать из-за потери драгоценной дочери, они никак не могли про­стить себя и друг друга за то, что потерпели "неудачу" как родители. Каждый критиковал другого за то, что тот был холодным, отдалившимся и эмоционально недоступным для Джеффри, которому уже исполнилось пять лет. Казалось, после смерти Меган и Билл, и Девиз бросили своего сына, физически и эмоционально.

Наступали рождественские каникулы. В то время как оба родителя видели, что Джеффри ждал праздника с таким волнением и наивностью, как может только ребенок, они при­знались, что в доме не было ни елки, ни украшений, ни рож­дественской музыки, ни радости. Джеффри жил в эмоцио­нально бедном мире с двумя приемными родителями, которые заставляли его переживать и гадать, что же он сде­лал неправильно.

В конце концов и Билл, и Дениз признались, что дер­жат Джеффри на расстоянии вытянутой руки. Ненавидя себя за то, что отказывают ему в своей любви и утешении, они признавали, что были отстраненными и холодными. Оба были близки к безумию от чувства вины и смятения от того, что могут намеренно обижать своего маленького маль­чика. Они понимали, что обманывали Джеффри в решаю­щее время его жизни, заставляя платить за грехи, которых он не совершал. Оба они заявляли о своей готовности от­дать и сделать все, что угодно, если бы они смогли только снова почувствовать свободу любить и заботиться о своем оставшемся ребенке.

Естественно, я спросил их: "Если вы так сильно нена­видите то, что делаете по отношению к Джеффри, почему же вы упорно продолжаете это делать?"

Их ответы были полны разнообразных объяснений и оправданий, но, по существу, сводились к простому "не знаю". Они искренне хотели сломать этот стереотип и давать Джеф­фри все, чего ему не хватало, но оба казались не способными к этому. При этом они сердились друг на друга без явной причины и постоянно отказывали друг другу в любви, дове­рии и теплых отношениях. Они сообщили мне, что почти ни­когда не говорят о Меган между собой и пресекают попытки других говорить о ней.

 


 

Я полагаю, что вы уже проанализировали ситуацию Билла и Дениз таким же образом, как это сделал я. Ответ отнюдь не банален: дело было не в том, что они обижа­лись на Джеффри за то, что он жив, в то время как бедная Меган умерла. Ответ был гораздо глубже и коварнее. Применяя обсуждаемый нами принцип жизни, вы долж­ны признать, что эти родители получали мощные компен­сации за отказ от своей привязанности к Джеффри. Мож­но с уверенностью предположить, что компенсации должны быть невероятно сильными для того, чтобы пре­одолеть их естественную склонность отдавать ребенку любовь и внимание.

Но что же могло подкреплять это ужасающее поведе­ние? Кто мог бы сказать, что отчуждение от невинного ре­бенка работает на этих родителей? Но ведь я фактически ут­верждаю именно это. Люди делают только то, что работает: если бы такое поведение на некотором уровне психики не мотивировало бы их, Билл и Дениз не делали бы этого. Оче­видно, что, не столкнувшись с этим лицом к лицу, они не смогут решить проблему.

Как я утверждал ранее, существует гипнотизирую­щая и вызывающая привыкание сила, заключающаяся в стремлении избегать боли. Кто-то сказал, что "усталость делает всех нас трусами"; то же самое делает с нами и силь­ное душевное страдание.

Неудивительно, что Билл и Дениз не могли даже и подумать, что у них были скрытые мотивы вести себя по­добным образом по отношению к Джеффри. Обсуждение того, что они могли приносить в жертву маленького мальчи­ка ради собственной выгоды, причиняло им почти физичес­кую боль, поэтому сначала они спорили со мной. Супруги громко сопротивлялись, чувствуя себя подлыми эгоистами: ведь они принимали участие в том, что было, по существу, плохим обращением с ребенком, выражавшимся в пренебре­жении им. Это была ужасная, чудовищная правда, игнори­рование которой также приносило им компенсацию. Но, про­должая искать истину и допустив, что, как бы нелогично это ни казалось, компенсация за их поведение должна была су­ществовать, мы пришли к соглашению, что в противном слу­чае они бы не делали этого. В конце концов они нашли вер­ное объяснение происходящему с ними.

 


 

Теперь Билл и Дениз скажут вам, что боль и обида, от которых они страдали, потеряв Меган, была такой разруши­тельной, что совершенно запугала их. Возможно, вследствие ее беспомощности эти любящие родители тянулись к своей дочери несколько больше, чем это можно было считать нор­мальным. Настойчивость их любви, усиленная осознанием драматично короткой жизни Меган, словно разбилась о сте­ну неизбежной потери ребенка. Ее потеря явилась событием, к которому они не были готовы, хотя и ожидали его.

Во время тех безысходных дней они многого не по­нимали, но знали: чтобы выжить, следует прекратить боль. Они скажут вам теперь, что у них был изматывающий страх перед какой-либо большой новой привязанностью к кому бы то ни было, страх опять испытать страшную боль поте­ри. Не осознавая этого, они удалились от Джеффри, потому что не могли позволить себе стать открытыми и уязвимы­ми: ведь случись такое снова, боль была бы невыносимой. Любовь к умиравшей Меган и ее утрата истощили их. Они не могли вообразить, что могут быть способны снова чув­ствовать и любить.

Как они могли позволить Джеффри приблизиться, если любовь, тепло и душевная отдача, всегда существующие в сердцах членов здоровых семей, вызывали у них ужас? Ведь когда они в последний раз жили этими чувствами, суждено было произойти самой страшной в их жизни трагедии. От­сутствие эмоциональной близости, тепла и взаимной под­держки порождало у них иллюзорное чувство защищеннос­ти. Компенсацией являлась безопасность и бегство от боли, страха и тревоги. Это была полная эмоциональная анесте­зия. Вспомните: страх "номер один"- это страх быть отвер­гнутым, страх неприятия, страх неудачи. Уход маленькой Меган и был знаком такого "неприятия" их любви, крахом всех их усилий: это нанесло их душам самый большой урон, какой только можно себе представить.

 


 

Как известно с детства, стоит включить свет, и при­видения немедленно исчезнут. Когда вы смотрите демонам в лицо, они отступают и бегут. Стоило Билл и Дениз набраться мужества и осознать механизм действия их чувства самосохранения, как они принялись анализировать свою проблему. То, что было нездоровой компенсацией, теперь стало просто болезнью, и они нашли свой путь обратно к Джеффри. Сегодня они - счастливая и процветающая се­мья, живущая в любви и доверии, где все разделяют чув­ства друг друга. Поскольку прежнее холодное и отстранен­ное поведение перестало приносить им компенсацию, они отказались от него.

Вот очевидные вопросы, которые следует себе задать: "Не привязаны ли вы бессознательно к чувству безопаснос­ти настолько, что страшитесь боли и не идете на риск бли­зости? Не привязаны ли вы к этому чувству настолько, что­бы, избегая неудач, иногда просто избегаете жизни?" Если в вашей жизни отсутствует то, чего вы хотите, и ваши усилия не ведут к достижению желаемого, было бы мудро бросить взгляд на "путеводную звезду" и понять, что заставляет вас оставаться на мели.

Вывод: вы сформировали свое поведение, исходя из компенсаций, которые получаете в жизни. Найдите их и контролируйте - и вы будете управлять поведением, своим собственным или чьим-либо еще. Если вы понимаете и при­нимаете эту концепцию - ваша способность управлять соб­ственной жизнью заметно возрастет.

 

" Кажется, теперь мы их "достали " ...

Генерал Джордж Кастер, атакованный при Литтл Бигхорне в 1876 году


Следующее: Любимица Америки

Предыдущее: Любимица Америки

Интересное: Подборка "Люди из американских супермаркетов (28 фото)"



Поделиться!



Чтобы не пропустить новые приколы, подписывайся в Вконтакте!