О расселении чувашей в Среднем Поволжье и Приуралье ч.2

..Маленькие слободки, как обыкновенно строятся чуваши, расположенные в двух концах [села]... разительно отличаются от улиц, расположенных по плану, русского и мордовского населения. Чувашенин, расставив и разбросав разные принадлежности своего хозяйства и земледельческие орудия кругом своего дома, издалека говорит о себе и этим, собственно, подтверждает название свое: сиваш, чиваш — «домовитый, оседлый». Автором середины XIX века сделаны интересные записи и меткие наблюдения о взаимоотношениях простого люда разных национальностей, взаимовлиянии культур. Данное им толкование слова «сиваш, чиваш» спорно

В Челно-Вершинском же районе расположены чувашские села Старое Эштебенькино и Чувашское Эштебенькино, дер. Новое Эштебенькино. По полюбовной записи от 17 июля 1735 года, оформленной в Казанской крепостной конторе, известно, что ясачные чуваши Зюрейской дороги Казанского уезда в 1705 году по переписным книгам переписи Дмитрия Панова получили на ясаки из «порозжих» земель значительный участок, где основали деревню Эштебенково, «поселились дворами и жили многие годы». Однако «в прошлых же годех,— писали чуваши,—оная наша деревня Эштебенево от башкирского бунта разорена, а иные после того бунта многие разошлись по разным уездам и деревням, а иные и померли». В 1735 году поверенные дер. Эштебенькино ясачные чуваши Елдаш Дюсметев и Иштуган Янтуганов, «с... согласия всех мирских людей чуваш», из-за «малолюдства и опасения всяких воровских людей» часть своей земли отдали во владение, с условием платежа казне подушной подати и оброка, мордовским крестьянам дер. Новой Баганы. В 1736 году 11 дворов мордовских крестьян дер. Новой Баганы переселились в дер. Эштебенькино.

Чувашская деревня Новая Таяба (ныне село в Челно-Вершинском районе) была основана в 1704 году переселившимися из Большой Таябы (ныне село в Яльчикском районе Чувашской Республики) чувашами Оникеем Укаевым и Салдибаем Чюраевым, получившим царскую грамоту на имя воеводы Казанского уезда Н. А. Кудрявцева. Новопоселенцы Новой Таябы в 1705 году были записаны в переписной книге Дмитрия Панова. В 1745 году с разрешения властей в Новую Таябу подселились оставившие свои селения «за недородом хлеба» новокрещены из мордвы дер. Верхнего Черемшана Симбирского уезда К. Матвеев (Кирюшка) и Е. Матвеев (Юрта), а также крестившиеся в сентябре 1745 года чуваши А. Матвеев (Алпнрда), Н. Алексеев (Сюндюмер), С. Алексеев (Счур), И. Алексеев (Илюшка), С. Алексеев (Илбайда), И. Алексеев (Тоскилда) из разных селений.

В нынешнем Сергиевском районе Самарской области, на речке Шунгут расположено чувашское село Старое Якушкино. Здесь сохранились интересные предания, которые в прекрасном изложении опубликовал краевед П. Лупаев. Процитируем его статью с небольшими сокращениями. «Старожилы рассказывают,— пишет П. Лупаев,—что когда-то, очень давно, эти шунгутские земли принадлежали башкирам-кочевникам. На это указывают и названия некоторых мест в этой округе. Например, по междуречью Сока и Шунгута проходит старая Башкирская дорога, недалеко от Сюльду (Высокая гора) в Шунгут впадает речка Башкирка, а южнее Гуслиной горы показывают Башкирский лес и Башкирский же родник.

Очень давно — лет двести, а может быть, и триста лет назад — на Шунгут из-за Волги пришли чуваши. Пришли и заняли эту землю самовольно. В одной из стычек пришельцев с коренными жителями был убит из засады стрелой башкирский старшина. Башкиры похоронили его на Высокой горе и отступили. Три дня ждали их чуваши, но так и не дождались. А убитый считался у своих соплеменников святым, и они каждое лето в определенный день приезжали на дорогую могилу откуда-то из-под Уральских гор почтить его память. И делалось это будто бы до самого Великого Октября. Другие старики передают, что убитый был ханом и что он был сожжен на этой горе...

Другая легенда повествует о Ягаве — основателе Старого Якушкина, села, раскинувшегося близ горы Высокой на другом берегу Шунгута... Много лет назад прибыли чуваши на Шунгут, а здешние старожилы, башкиры (здесь под «башкирами» следует подразумевать башкирских князьков, старшин, то есть феодалов.—Б. Д.), не хотели пускать их на свою землю. Произошла схватка. Предводителем чувашей был сильный и мужественный Ягав. Он поднялся на Сюльду и из своего лука выпустил по противникам сразу десять стрел. Каждым пальцем руки — по стреле. Увидели, это башкиры, удивились и поняли, что им не устоять, и отступили.
А Ягав подъехал к Шунгуту, бросил на воду кошму, и конь перенес его на другой берег. Тут он и поселился со своими товарищами. Сказывают, землянка его была на том месте, где теперь сельский магазин.

Башкиры преследовали Ягава, а потому он постоянно держал наготове своего коня, такого быстроходного, что никто догнать его не мог. А потом чувашей стало больше, и башкиры их не беспокоили. Чувашское имя Ягав переводится на русский язык Яков, Якушка. По его имени и село потом стало называться.
С тех пор прошло много лет. У Ягава был сын Еким и внук Аку. Сыном Аку был Карай, а у него сын Карандаш Затем еще и еще кто-то. Вот от того Карандая и пошел род Карандаевых в Новом Якушкине.

Это предание мне рассказала в 1964 году в Исаклах Прасковья Устиновна Малиновская, урожденная Карандаева, учительница-пенсионерка. Она считала себя в числе десятого поколения в ряду потомков Ягава.

Другой рассказчик, Теребинов Павел Степанович, 60-летний гусляр и песенник из Старого Якушкина, в 1948 году о Ягаве поведал по-иному. У себя на родине, в Чувашии, Ягав был назначен в рекруты. Но солдатом он быть не захотел — был уже обременен семьей — и бежал с своей семьей и также товарищами Саперелем, Иштулом и Этелеком за Волгу, на Шунгут. Сам он осел на этой речке у горы Высокой. Иштул же ушел на Башкирку — там возникло Иштулкино (теперь Самсоновка). Этелек поселился на ручье Вязовке — это тоже недалеко отсюда— и положил начало Кармало-Аделякову. Саперель же удалился на Сокреку, к Каменному ручью — там теперь деревня Саперкино.

Первое время они жили в этих местах одни,—других-то людей поблизости не было, и когда у кого-нибудь потухал в печи огонь, они приходили друг к другу за тлеющими углями. Позже к ним прибыли другие переселенцы. Так, к Ягаву присоединились Байзар, Туйзар и Теребин— все они из-за Волги, а после них еще Серегины и Лемковы — эти откуда-то из Татарии, из-под Нурлата.

Одно время — тоже очень давно — прибыли откуда-то калмыки, но они тут не закрепились и ушли далеко на восток. Вот как это произошло. Расположились они табором выше Якушкина, у болота. Лошадей пустили на траву, а сами сели ужинать. А в это время жил в этой деревне старый охотник Еремке, высокий и могучий, просто богатырь. Он без промаха бил из лука зайцев и лис. Вот он и пустил свою стрелу в стан пришельцев. И попала стрела прямо в их круг, в котел с едой. Все перепугались. «Ну, тут нам не житье. Уходить надо!»—сказал главный из них. И наутро их уже не было — ни людей, ни скота. А то место, где они когда-то стояли, до сих пор называется Калмыцким табором.

Да и чуваши не ужились вместе — разошлись. И вот по какому случаю. Был тогда у чувашей обычай: почетного гостя угощать вареной головой барана или какого другого животного. И вот один чуваш, Серюгин, зарезал тайком быка у главы одного рода из недавно прибывших переселенцев и пригласил его к себе в гости. Тот пришел и за столом догадался, чем его потчуют. Он очень рассердился. «Раз так, раз нам тут места нет — уйдем!» Вместе со своими родственниками и единомышленниками он облюбовал лесную поляну выше по Шунгуту и основал там Новое Якушкино (ныне село в Исаклинском районе). С тех пор и стало на этой речке два Якушкина».

Приведенные предания примечательны тем, что в них фольклорными образами и действиями, яркими конфликтами отображаются и борьба переселенцев с отрядами кочевников, возглавляемыми их феодалами, и возникновение чувашских селений, и выделение из материнских деревень дочерних. В частности, выделение дочернего селения вызывалось экономическими причинами. А поэтизированное предание выставляет как повод для выделения дочерней деревни нарушение древнего обычая выражения гостю почета. В четырех преданиях в записи П. Лупаева мы встречаемся с героическими характерами, свойственными для легендарных повествований о периодах до середины XVI века.
Нередко из селений, основанных переселенцами из Чувашии или Приказанско-Заказанского района, переезжали на земли, расположенные восточнее. Так, согласно преданию, на территории современного Шенталинского района Самарской области образованы селения: Туарма — переселенцами из дер. Туарма бывшего Карсунского уезда, Салейкино — из деревень Тимирсяны Симбирского и Ильмовый Куст Буинского уездов Симбирской губернии. Чуваши дер. Емелькино, прибывшие, будто, из дер. Кулмаюры Казанской губернии, вначале поселились на реке Черемшан, затем переселились на речку Сухая Яурка, а потом на речку Чертолейку.

Согласно преданию, записанному в селе Большое Микушкино Исаклинского района Самарской области, в эти места триста лет назад из-под Чебоксар прибыл Ермолай-старик. Он поселился у опушки леса. Но там вскоре обосновался помещик. И Ермолай оставил свое первое поселение и переселился на место современного села. В этих краях кочевали калмыки. Их предводители грабили деревни, угоняли скот у оседлых жителей. Рассердился на них Ермолай. По его призыву местное население выступило против кочевой орды и прогнало ее. Кочевники смылись, побросав даже свои котлы.

В селе Борискино-Игар (ныне Клявлинского района Самарской области) в 1911 году записано предание, согласно которому чуваши из Симбирской губернии триста лет назад вначале поселились в дер. Борискино бывшего Бугульминского уезда. К ним подселилась мордва. Со временем Борискино разрослось. Часть чувашей выселилась на новое место —по обеим сторонам речки Игарка. Селение назвали Борискино-Игар.

В Клявлинском же районе есть чувашские села Ерплкино и Старое Семенкино. В предании, записанном А. Липатовым в 1911 году в селе Ерилкино, говорится, что «из Казанской губернии сюда прибыл чуваш-язычник Ериле с тремя товарищами и купил у татарского князя Надыра большой участок земли (на самом деле здесь землю покупали у башкирских князьков и старшин.—В. Д.). Пришельцы поставили дворы в низине и стали жить. Деревню назвали в честь Ериле — Ерилкино. Земли, особенно леса, было много, а жителей мало. Ериле никому не запрещал поселяться на купленной им земле. В Ерилкине число чувашей все росло. Вначале было всего 6 человек, а теперь 1008 крещеных чувашей, 157 язычников. Последние переходят в мусульманство и отатариваются. Из наших чувашей очень много таких».

В селе Старое Семенкино в 1912 году сделана нотная запись следующей чувашской песни (приводим в подстрочном переводе с чувашского):

Спустился к Тереш-реке, нарвал хмелю,
И опутал черный змей мне шею.
Прибыв в деревню Убню, жилье построил —
И попал в адский котел Аюла.
За копейку по ногам нас били.
За рубль — на сук вздергивали.
Сколько в тайшин-то городок мы ездили —
Ведь кулями деньги отвозили.
Одеваться кафтана не оставалось.
Корки хлеба нам не доставалось.
Нас Никади от беды избавил,
Из Аюлова полона вызволил.

Эта песня записана у границ Башкирии, севернее города Бугуруслана. В этих местах протекает река Терехщ впадающая в реку Ик. Песня сложена в конце XVII века среди чувашей, проживающих в бассейне реки Тереш. Положение пришлых чувашских крестьян, как и местных рядовых башкир, временами становилось здесь поистине трагичным из-за набегов калмыцких тайш, которые сопровождались варварскими грабежами и уводом людей в «полон», где они испытывали тяжелую участь рабов, подвергались физическим и духовным истязаниям. Песня прямо сообщает об угоне чувашских крестьян тайшой на дальнее расстояние. Жизнь порабощенных в песне образно характеризуется «адским котлом». Вероятно, в основу содержания песни легли события 1682—1683 годов, связанные с действиями тайши Аюки на реке Ик.


Ф. Н. Никифоров утверждает, что чуваши села Стюхино, деревень Староганькино, Рысайкино, Султангулово Бугурусланского уезда Самарской губернии (ныне Похвистневского района Самарской области)—выходцы из Казанской и Симбирской губерний, переселившиеся сюда в 20—30-х годах XVIII века. В частности, жители дер. Староганькино переселились из Симбирской губернии. Чуваши этих селений поселились на башкирской земле, которую затем приобрели в собственность. Староганькинские и рысайкинские чуваши не приняли христианства, оставались язычниками. По преданию, в Стюхино первым поселился старик Стюха. Потом сюда прибыли и другие чуваши. В одном из околотков села поселились верховые чуваши. Он и поныне называется Вирлекасси. Деревне Рысайкино (ныне село), по преданию, положено начало Рысаем Иляковым, переселившимся из дер. Аксубаево (ныне в Татарстане, районный центр) с тремя женатыми братьями и тремя женатыми сыновьями. Сюда прибыли и из других деревень, в частности из дер. Савруши (Аксубаевского района), а также из дер. Большой Аксы (ныне Дрожжановского района Татарстана). Деревню Султангулово, указывает предание, основал татарин Султангул лет 240 назад. За ним прибыли и другие татары. В 1754 году они продали свою землю чувашам, прибывшим со стороны Чебоксар, Казани и Симбирска, а сами переселились на 40—50 верст восточнее — на территорию современной Оренбургской области, где основали дер. Татарское Султангулово. Среди первых переселенцев-чувашей были Хури, Унтерке, Данили, Антуни, Сялака. Они были сильными, крупными людьми, корчевали лес под пашню.

В 1859 году священник А. Глинский опубликовал статью о чувашах Бугурусланского уезда. В ней он касается хозяйства, быта и культуры чувашских селений Стюхино, Рысайкино, Султангулово, Староганькино (ныне Похвистневского района), Новое Ганькино, Ганькин Матак, Большое Микушкино, Малое Микушкино, Старый Шунгут, Новый Шунгут, Саперкино, Новое Якушкино, Сухарь Матак, Малое Ишуткино (ныне Исаклинского района) , Старое Якушкино, Ендурайкино (ныне Сергиевского района), а также деревень Салмоедовка, Ишуткино, Чувашское Адельково, которые в современном списке населенных пунктов Самарской области не значатся. Автор указывает, что чуваши указанных селений переселились сюда в XVIII столетии из разных уездов Казанской губернии. «Земли и прочие угодья приобретены ими покупкою в вечное потомственное владение у башкирцев и тархан, что видно из их купчих крепостей и иных актов».

Извлекая большие выгоды от хлебопашества и скотоводства, переселенцы в первые десятилетия жили зажиточно. «Рассказывают, что много было таких домохозяев, которые имели по 80 голов лошадей, такое же количество рогатого скота, сотни по три и более овец, держали по десяти и более работников, засевали десятин по сто одного ярового хлеба. Тот же, у кого было четыре и пять лошадей и немного, сравнительно, прочего скота и кто сеял по две, потри десятины ярового, да в пол озимого, считался самым беднейшим человеком: пас стада да сидел на пчельниках, либо у околицы. Припоминая подобные повести своих предков о минувших счастливых временах и мысленно сравнивая их с настоящим порядком вещей, иные чуваши с видимым глубоким прискорбием заключают свои рассказы словами: «Что делать, бачка, на все воля божия! Что было, то прошло. Наши старики были богаты, да тоже умерли, и мы умрем!» Далее автор отмечает, что в. середине XIX века, с увеличением численности населения, «оказывается... у чуваш недостаток во всем, в особенности в пахотной земле». Впрочем, трудно ручаться за то, что в XVIII веке чуваши-переселенцы жили в изобилии, вольготно. Прошлое кажется людям лучше, чем было в действительности.

По преданию, село Ибрайкино (ныне Похвистневского района Самарской области) берет свое начало от десяти переселившихся чувашей Казанской губернии. Первым среди них был старик Ибрай. По документам известно, что в 1754 году две чувашские семьи из дер. Алманчино Туруновской волости Чебоксарского уезда, одна семья из дер. Аликово Курмышского уезда вместе с другими чувашами переселились на хутор Асеев, возникший на месте нынешнего села Ибрайкино. В 1763 году на этот хутор прибыли выборные чувашские крестьяне Ибрай Избеков: (по крещении Борис Алексеев) из дер. Чурино Арийской волости Свияжского уезда, Дмитрий Максимов из дер. Алманчино и Иван Яковлев из дер. Именево Шерданской волости Чебоксарского уезда и купили у башкирских тарханов занятую первыми переселенцами землю. На этой земле возникли дер. (позже село) Ибрайкино, названное по имени Ибрая Избекова, и дер. Аверкино (ныне село Среднее Аверкино Похвистневского района), получившее свое название от имени переселенца Аверкея Хведюськина (по крещении Ивана Филиппова). Другие чувашские деревни Ибрайкинского прихода были основаны в середине XVIII века переселенцами из Свияжского, Чебоксарского, Цивильского, Курмышского, Ядринского, Казанского и Симбирского уездов.

Чувашские крестьяне проникли и в дальний, юго-восточный район Самарской области — Борский. В нем имеются чувашские села Большое и Малое Алдаркино, Неприк, Новогеранькино, Старая Таволжанка, поселок Соколовка. А. Васильевым в 1929 году записано пространное предание о возникновении деревни Новогеранькино. Она основана беглыми чувашскими крестьянами Казанской губернии. Во время насильственного крещения эти чуваши вначале скрывались в лесу, а оттуда, побросав свои дома, бежали в свободные края. Дни проводили в лесу, питались дичью. Через степи перебегали ночами. Группа беглых чувашей во главе с Герасимом Кузьминым (имя и фамилия предводителя почему-то уже православные.— В. Д.) прибыла на территорию теперешнего Борского района. Этот край был лесистым. Землями и лесами владели московские дворяне. Беглые, забравшись в лесную глушь, в непроходимую чащу чатлах, построили себе шалаши хушё. Охотились на зверей и птиц, собирали лесные плоды. Они иногда выходили на большую дорогу грабить проезжающих дворян и купцов.

Через некоторое время общество беглых увеличилось. Они решили остаться здесь навсегда. Поскольку «у них имелись уже деньги, добытые на больших дорогах, то они отправили в Москву» своего предводителя Кузьмина для покупки земли под поселение. Ему до Москвы пришлось идти пешком. В Москве у него не хватило для расплаты за землю 60 монет, и он задолжал московскому господину. Через полгода он вернулся к родным. Приступили к строительству глухой лесной деревушки. Но через год их навестили московские господа, которые за 60 монет долговых денег всыпали Кузьмину 60 розог и уехали, после чего они сюда больше не заглядывали. А Кузьмина поселяне одели в только что содранную шкуру медведя и уложили. Но он вскоре скончался от кровавых рубцов на всем теле. Столетний старик-богатырь перед смертью сказал односельчанам: «Земля теперь наша, а не господская. Вы и будущие поколения будете свободно пользоваться ею». Позднее к чувашам присоединились русские беженцы и образовали в деревне свою улицу. Село это по-чувашски называется Ильмерсе, что означает цветок герань, в изобилии произраставший в здешних местах.

В 1962 году мне довелось записать в ряде чувашских селений Абдулинского района Оренбургской области короткие рассказы старых людей о возникновении их деревень. В селах Исайкино и Артемкино, деревнях Васькино, Захаркино и Артамоновка поведали, что эти селения возникли лет 150 назад. Их основали чуваши, переселившиеся из селений современного Похвистневского и Шенталинского районов Самарской области. Там образовалась земельная теснота, а здесь много было свободной, незанятой земли. В Исайкино переселились из Стюхина, Рысайкина и Аверкина (ныне Похвистневского района). Основателем деревни был Исай. Вначале они поселились за Хорамалом, потом у Красного Яра и лишь затем на нынешнем месте. В дер. Васькино сперва переселилось 17 чувашей из Стюхинской волости.

Затем здесь же поселилась мордва, а лет 80 назад — русские. Основатели дер. Захаркино и села Артемкино Захар и Артем с другими чувашами прибыли из Четырлы, Каменки и других селений Шенталинского района. Захар и Артем побыли в конторе у начальства и оформили выделение им земли. Как вышли из конторы, Захар говорит Артему: «Я позабыл рукавицы. Зайдука, возьму». А сам заходит и дает секретарю 15 рублей и говорит: «Укажи в документе, что новая деревня называется Захаркино». Позднее приехали в деревню землемеры и объявили, что она называется Захаркино. Артем рассердился и поселился в четырех верстах, образовали село  Артемкино. Дер. Артамоновка по-чувашски называется Немел. Первопоселенцы были из дер. Кивё Усмел, что западнее Бугуруслана. С той же стороны — из селений Шелтен, Вире, Сымар, Сиккасси — прибыли сюда другие чуваши.

И. А. Износков, обобщая чувашские предания, писал в 1877 году: «Сохранились также предания, что многие из инородцев-чуваш, преимущественно Чебоксарского и Ядринского уездов, переселились за Волгу в Чистопольский уезд Казанской губернии и в соседние Самарскую и Уфимскую губернии. В таких преданиях достойно замечания то, что основателями новых селений часто называют трех братьев, трех сыновей какого-нибудь чувашенина, память о котором сохранилась до настоящего времени. Так, село Сюнчелеево и соседние с ним чувашские и татарские деревни Чистопольского уезда более трехсот лет назад тому основали чуваши, родные братья Сюнчак, Мукша и Узи». В Самарском и Бугурусланском уездах «встречается несколько чувашских селений, у жителей которых сохранились предания, что они лет 200—300 назад тому выселились из Чебоксарского уезда».

Ныне в районах Оренбургской области числится чувашских селений: в Абдулинском — 11, Асекеевском — 2, Бугурусланском—4, Грачевском — 6, Курманаевском — 2, Бузулукском — 4, Сорочинском—2.

В Башкирию чуваши начали переселяться еще в XVII веке с территории современных Чувашии и Татарстана. Много прибыло в Башкирию беглых чувашских крестьян, участвовавших в восстании Степана Разина, затем в петровское время и в годы насильственного крещения чувашей. Немало участников Крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева из Чувашии также находило пристанище в Башкирии. Башкиры в те времена были кочевниками, земледелием почти не занимались. Чувашским крестьянам приходилось арендовать или покупать земли у башкирских феодалов — князьков, старшин и тарханов. Иногда покупка оказывалась непрочной, и переселенцы приобретали новые участки, оставляли первое поселение, строили новое. Нередко земли переселенцев захватывали русские помещики.

На территорию современного Бижбулякского района Башкортостана, в дер. Кош-Елгу (Хушалка) чуваши из-под Чебоксар переселились в 20-х годах XVIII века, говорится в предании. Другое предание уточняет: из дер. Тогаево. Среди прибывших были Мтри, Эмлей, Сутнишке, Сепер, Чабук, Мхветер и другие. Побогаче был из них Мтри-бабай. Он вложил больше денег на покупку земли. За десятину платили башкирам 80 копеек. На родине у чувашских крестьян земли было мало, да еще принуждали креститься. А здесь башкиры защищали свою землю. Сказывают, у них военачальницей была Клбиге. Деревня росла. У нее появились дочерние селения. Из Кош-Елги в 1909 году выселились деревни Петровка и Ивановка, в 1921—1923 годах — Сосновка, Вишневка, Сармандеевка, Стерлитамак, Шурмбусь, в 1926 году — Илем, а из Илема в 1932 году выделилась Михайловка, куда переселились и из других селений.

В настоящее время в районах Башкортостана имеется чувашских селений: Алынеевском — 4, Архангельском — 4, Аургазинском — 49, Бакалинском — 3, Белебеевском — 26, Бижбулякском —37, Гафурийском—6, Давлеканском — 2, Ермекеевском — 15, Зианчуринском — 4, Зилаурском — 2, Иглинском — 3, Ишимбайском — 2, Караидельском — 1, Кармаскалинском — 10, Кугарчинском — 4, Кумертауском — 8, Миякинском — 14, Стерлитамакском — 9, Стерлибашевском—1, Туймазинском — 3, Уфимском — 2, Федоровском — 12, Хайбуллинском — 2, Чекмагушевском — 3, Шаранском — 18.


Представляют интерес предания о селе Слакбаш — родине классика чувашской поэзии К. В. Иванова и народного поэта Чувашской АССР Я. Г. Ухсая. В настоящее время оно состоит в Белебеевском районе Башкортостана. Основатели Слакбаша, по преданиям, переселились из Чувашии — из деревень Ковали и Эльми. Околотки под этими названиями сохранились в селе до настоящего времени. Переселенцы купили земли у башкирских старшин, которые, однако, продолжали считать ее своей: пасли на ней скот, рубили лес. Некоторые предания уверяют, что вначале слакбашевцы поселились на месте Белебея, но при преобразовании его в город вынуждены были переселиться в Сильби. На селище и сейчас видны ямы от домов, а столбы (юпа) на сильбийском кладбище сгнили давно. Из Сильби переехали в Слакбаш.

Первоначально поселение основали три родоначальника. В их числе была властная старуха Прта, старшего сына которой звали Ивашка. Ее род (несёл) — один из крупных в Слакбаше. К. В. Иванов был из этого рода. Другие роды — Хурася, Васьси и Курака. Значительную часть слакбашевской земли захватили помещики. Они на ней основали селения Жаровка, Балаповка, Малая Александровка, Ясная Поляна.
По документам известно, что слакбашевцы купили землю у башкирских старшин Кирилландской, Илькельмин-ской, Каилинской и Ясубиллинской волостей в 1730 и 1770 годах. В 1752 и 1760 годах заводовладелец Осокин захватил значительную часть земель слакбашевцев. За возврат захваченных земель они безуспешно боролись до самой революции, обращаясь во все судебные инстанции, вплоть до сената. О переселении Слакбаша из Белебея документы умалчивают.

В дер. Балдаево (ныне село Ядринского района) у Ухантея и его жены Салукки было трое сыновей: Этель, Ярмулла и Савка. Их жизнь, как и у других крестьян, была горемычной. За отказ креститься их хотели лишить надельной земли, продать какому-то заводчику и отправить на Урал. Старик со старухой скончались. В середине XVIII века сыновья сбежали в Башкирию, где купили земельные участки. Съездили на родину за своими семьями. Старший, Этель, занял лучшую землю, возникла дер.Аделькино (ныне Белебеевского района). В четырех верстах севернее Аделькино, в лесной местности, Ярмулла основал дер. Ермолкино (ныне село). Савка продвинулся еще на четыре версты севернее и заложил дер. Савкино.

В селе Базлык Бижбулякского района сказывают, что первопоселенцы прибыли лет двести назад из Чувашии — из дер. Шёвёдлё пуд, а также из-за Бугуруслана. Деревня (ныне село) Зириклы (Сирёклё) и дер. Седяк-Васильевка того же района, по преданиям, основаны более двухсот лет назад переселенцами из селений Йёлмеллё, Таяпа, Хурашыв, вероятно, с территории Шенталинского и Челно-Вершинского районов Самарской области, где село Емелькино называется по-чувашски Емелке Таяпи и есть дер. Новая Таяба (Мака Таяпи). Переселенцы арендовали землю у башкир.

Еще до Пугачевской войны прибыли на территорию нынешнего Ермеккеевского района крестьяне-чуваши братья Семен и Макар. Предание ограничивается указанием, что они приехали со стороны Казани и знали, кроме родного языка, и по-татарски. Они основали дер. Семено-Макарово.

В этом же районе остановился прибывший в 80-х годах XVIII века из дер. Семеново (вероятно, Первое Семеново) Цивильского уезда (ныне Цивильского района Чувашской Республики) Мигула с родственниками. При покупке земли у башкирских старшин он поднялся на гору, чтобы, обозревая местность, выбрать участки получше. Он основал здесь дер. Сукулово. Жители деревни, почитая своего предводителя, назвали гору его именем — Микула сарчёщь.

250—300 лет тому назад в лесной местности современного Альшеевского района возникла дер. Кайраклы (ныне село). Ее основали три семьи некрещеных чувашей, прибывших с Волги из-за невыносимого налогового гнета. Одна семья вышла из-под Казани. Среди пришельцев был Тебек. Они вначале поселились в трех местах, позднее сселились в одну деревню.

По преданию, чуваши деревень Сёпрелё и Энтри, которые были в давние времена под Чебоксарами, узнав, что башкиры продают землю, направили под Уфу 12 своих представителей. Здесь они остановились в башкирской деревне Мратам (Мурадым), где им сообщили, что свои лишние земли уже продали, но в деревне Тияпаткан башкирка Елксана продает долю своего земельного владения. Жила она у брата. И она с братом провела чувашей в леса по речке Месели. Чуваши купили у нее землю. Восемнадцать семей переселились сюда. Деревню назвали по речке — Меселпуд — Месели (ныне село в Аургазинском районе Башкортостана).

В том же районе имеется чувашское село Шланлы. Его основание имеет предысторию. По преданию, чувашиново-крещены с Присурья Алексей Васильев с сыновьями Андреем, Григорием, Кузьмой и Тимофеем и с другими крестьянами, из-за тесноты на родине, прибыли в Башкирию и обосновались в дер. Куганак. Когда здесь появился отряд Пугачева, Васильев с сыном Григорием вступили в него. По возвращении из отряда Васильев с товарищами купили у башкир землю в Бьурукме — на сто лет. Но господин Баташов обманным путем оформил у башкир покупку Бьурукминской земли и начал строить на ней завод, изгонять с нее чувашей. Последние вынуждены были начать с башкирскими главарями тяжбу за землю, избрав своими доверенными Алексея Васильева и Гаврила Антипова. Как разрешилась тяжба, предание не сообщает. Чуваши оставили Бьурукме и переселились на землю Бур-сугали (Турсекел) (по-видимому, купили у башкир новый участок) и основали дер. Шланлы. Лишь в начале XIX века с башкирами двенадцати деревень — Бурсугали, Тияпаткан, Туртяк, Турумбет, Казмырын, Мурадым, Абдулла, Мурзагул, Верхний Чумар, Нижний Чумар и других— заключили договор и провели межевание. Башкиры ставили на договоре свои тамги, и каждому из них чуваши платили по 5—10 рублей. Расходы чувашских крестьян были большие, с каждой души пришлось платить по 50 рублей. В это время шланлинцы приняли в свою деревню других чувашей-переселенцев. Среди них был и род Ивановых из дер. Бегеняшево.

Соседняя с Шланлы деревня Асавбашево также переселилась с другого места, расположенного в 30 верстах— из дер. Чувашские Карамалы. Лет 190 назад здесь жил Николай из рода Пуряуса. Он очень хорошо пел. Как-то прибыли в деревню башкиры и говорят ему: «Ну, Николай, спой 60 песен — дадим 60 десятин земли». А он спел 103 песни и получил 103 десятины в верховье речки Асав. Здесь он со своими родственниками поставил деревню Асавбашево.

И дер. Куезбашево этого же района была основана в лесу чувашами Искантером и Пути, выходцами из расположенной в шести верстах дер. Бишкаин (ныне село Аургазинского района).

На территорию современного Кармаскалинского района, в места привольные и красивые, говорится в предании, переселялись чувашские крестьяне с Волги, страдавшие от малоземелья и гнета царского правительства, не желавшие принять христианство и мечтавшие о свободе. В дер. Николаевка первыми прибыли Патырша, Чандриса и Шанкриса. Они купили земли на правой и левой сторонах реки Белой у башкирского старшины Илчекея. Впоследствии левобережный участок продали помещику Блохину. Чуваши с башкирами жили дружно. Но и здесь чувашские крестьяне не избавились от обращения в православие. По крещении, двести с лишним лет назад, их деревню назвали Николаевкой.
Чувашские селения появились и в юго-западной и южной частях Башкирии — на территории современных Федоровского, Кумертауского и Зилаирского районов. В 60-х годах XVIII века переселенцами из Чувашии были основаны деревни Уралка (ныне село Старая Уралка Кумертауского района), Криво-Илюшкино (ныне село в том же районе), Бердяш (ныне село Зилаирского района) и др. Примечательно, что чувашами дер. Уралка земли были приобретены от башкирского старшины Бушмас-Кипчакской волости Кинзи Арасланова, ставшего в Крестьянскую войну 1773—1775 годов одним из выдающихся соратников Е. И. Пугачева. В 30—40-х годах XIX века на половину земли дер. Уралка стала претендовать помещица Скрябина и сумела захватить часть земли чувашских крестьян.

Как уже указывалось выше, служилые чуваши в значительном количестве (более 2000 человек) были переведены на Симбирскую и Карсунскую засечные черты. На внутренней территории черты возникло много селении ясачных чувашей. Еще до сооружения Пензенско-Сызранской укрепленной линии (70—80-е годы XVII века) шел процесс заселения правобережной территории, расположенной южнее Симбирской линии, мордовскими, чувашскими, русскими, татарскими крестьянами. Так, в 1672 году 40 чувашских крестьян во главе со «служилым солдатом Выростайкой Сабаевым» основали деревню (позднее село) Елаур (ныне Сенгилеевского района Ульяновской области). Здесь же возникли чувашские деревни Выростайкино и Алешкино.

После сооружения Пепзенско-Сызранской укрепленной линии (70—80-е годы XVII века) на ее полосу были переведены, в числе мелких служилых людей разных национальностей, и служилые чуваши. Ими были основаны деревни Смолькино (ныне село Сызранского района Самарской области), Шняево (Шйналах, ныне входит в Базарно-Карабулакский район Саратовской области), Каменный Ключ (Чаваш Шамалакё, в современном Павловском районе Ульяновской области), Илим-Гора и Бик-Мурзино (ныне в Неверкинском районе Пензенской области). От этих деревень выделилось много выселков. Так, в Неверкинском районе две указанные деревни образовали восемь дочерних селений (Неверкино, Каменный Овраг, Черталей, Алешкино, Илюшкино, Криволучье, Старая Андреевка, Сосновый Овраг). Согласно преданиям, в деревни Шняево и Белая Гора (Шурту) служилые чуваши переведены из деревень Малое Убеево и Аксу (ныне село Большая Акса, оба в Дрожжановском районе Татарстана) И Малые Яльчики (ныне с. Яльчики Чувашской Республики). Первые поселенцы Ильдуган, Иштубай, Панжу, Яжутка и другие основали селения Шняево среди болот, на берегу речки Шняево, в малодоступном для посторонних месте. Соединялась деревня с остальным миром единственным мостом, который на ночь убирался. Впоследствии выселившиеся из Шняева шесть дворов образовали дер. Белая Гора (Шурту). При Петре I этих служилых чувашей привлекали к корабельным работам.


Вместе со служилыми чувашами в эти районы переезжали и ясачные чуваши. 2 сентября 1685 года восемь служилых и четыре ясачных чуваша деревень Ильмовый Куст, Асаново и Новые Алгаши Симбирского уезда обратились к властям с челобитной: «приискали они в Синбирском уезде за валом вверх по реке Сызране по обе стороны речки Бекшанки... землю, которая в поместье, в ясак и в оброк никому не отдана, лежит порозжая». Чуваши просили дать им эту землю с условием военной службы служилыми и платежа ясака ясачными. Симбирский подьячий В. Попов отмерил каждому чувашу по 30 десятин пашни со всеми другими угодьями. На речке Бекшанке, в Барышпышском - 15, Вешкаймском - 1, Теренгульском - 4, Николаевском -3 Старокулаткинском - 1, Павловском - 2. В Сызранском районе Самарской области состоит 5 чувашских селении, в Базарно-Карабулакском районе Саратовской области-6, в Неверкинском районе Пензенской области — 10.

В 20-х—30-х годах XIX века многие саратовские и пензенские чуваши, остававшиеся в язычестве, были крещены насильственными методами. Часть таких чувашей отпала в ислам. Поддаваясь коварной, бесчеловечной пропаганде мусульманских миссионеров, возможно, полсотни чувашей из нескольких деревень Хвалынского и Петровского уездов Саратовской губернии уехали в Турцию. С пятью чувашами-мусульманами, жившими в Стамбуле, в конце XIX века встречался учитель из Каменного Ключа Д. А. Архипов, волнующий читателя рассказ которого был опубликован отдельной брошюрой на чувашском языке в 1903 году. Однако плодом безудержной фантазии не отвечающих за свои слова людей является получивший распространение миф о том, что в Турцию эмигрировали 100 тысяч чувашей. В чувашских селениях Неверкинского района Пензенской области писателю М. Н. Юхме рассказывали предания о том, что за выезд чувашей в Турцию стоял прославленный певец Туймарза из чувашского села Каменный Овраг. Выехав в Турцию, он от переживаний и тоски по родине потерял рассудок. Он похоронен на Чувашском кладбище в Стамбуле. Могила Туймарзы долго почиталась тамошними чувашами. Против выезда чувашей-мусульман в Турцию выступала знатная певица из Илим-Горы Султанбиге. Поняв, что невозможно убедить их, она утопилась в речке Илим. Неверкинские чуваши поныне помнят и поют песни Туймарзы и Султанбиге.

Необычной оказалась судьба чувашских беглых крестьян, оседавших на Самарской Луке. Здесь, в Усолье, с 1632 года были соляные варницы купца Н. А. Светешникова. Среди его работников был чуваш из дер. Мочарово Ядринского уезда. В дальнейшем число чувашских дворов в Усолье росло. В 1660 году Надеинское Усолье было передано Савво-Сторожевскому монастырю. В 1673/74 году в дер. Теплый Стан имелось 12 дворов чувашских крестьян — крепостных монастыря. В 1690 году монастырю принадлежало одно село, три слободы, две слободки и три чувашские деревни: Старый Теплый Стан, Новый Теплый Стан «подле Брусянского ключа» и Новый Теплый Стан «на Нагайском броду подле Усы реки» с 30 дворами, в которых числилось 79 человек мужского пола.

В дальнейшем число чувашских селений монастыря увеличивалось за счет новых групп беглых крестьян. В 1768 году земли в Симбирском и Сызранском уездах, принадлежавшие до секуляризации монастырских имений (1764 год) нескольким монастырям, были переданы Екатериной II пятерым братьям графам Орловым (некоторые из них были активными участниками возведения Екатерины II на престол). И бывшие земли Савво-Сторожевского монастыря оказались у Орловых. В графские владения входили чувашские деревни Березовый Солонец, Сюрюково, Кармалы, Тойдахтино, Яблоновка, Чураково, Шелехметь.

Орловы захватили земли на левом берегу Волги на протяжении ста верст. Многие из перечисленных чувашских деревень на Самарской Луке владельцы заселили русскими крестьянами, а чувашей перевели на левый берег Волги— в степь. Здесь еще ранее находилась чувашская деревня Писенчик, которая объединяла существовавшие до середины XVIII века деревни Япланай, Чуракаль и Хурнись, дер. Писенчик под названием Ивановка была также включена в состав владения Орловых. Так под Самарой беглым чувашским крестьянам и их потомкам в течение двухсот лет, вплоть до реформы 1861 года, пришлось находиться под тяжелейшим крепостническим гнетом монастыря и дворян66.

О жизни и борьбе этих чувашей из поколения в поколение передавались предания. «Царица Екатерина II,—говорится в одном предании,—чувашские деревни близ Жигулей передала своим близким друзьям графу Орлову и князю Долгорукову, говорят... Помещики своих крепостных—и чувашей, и русских, и мордву принуждали, говорят, выполнять такие работы: пахать поля, засевать их, убирать, возить и молотить хлеба, косить луга, рубить лес и заготовлять дрова, ухаживать за господским скотом, сажать березу по обеим сторонам ямской дороги и т. п. Как только сыновьям крестьян исполнялось 14—15 лет, помещики их принудительно женили, чтобы включать в тягло, девушек также выдавали замуж насильно...

Жизнь крепостных крестьян становилась невыносимой... Не стерпев гнета, сказывают, жигулевские крестьяне восстали против ненасытных дворян и царских чиновников. Екатерина II направила против восставших своих солдат и с трудом подавила восстание, говорят. После подавления восстания дворяне и чиновники перевели чувашей, как бунтовщиков, на левый берег Волги — в деревни (ныне село) Ивановка, Покровка (Улхаш) и Александровка (Туйпахтуй). На правобережье, в южной части Жигулей, осталось всего три чувашские деревни. (Ныне здесь имеются чувашские селения Кармалы, Севрюкаево, Березовый Солонец, Лбище).

Вновь освоенная территория Среднего Поволжья и Приуралье сложились как многонациональные регионы. Здесь часто в одном селении совместно жили русские, чуваши, татары, мордва, или же их селения соседствовали. Крестьяне разных национальностей жили между собой мирно и дружно. Академик И.П. Фальк, путешествовавший по Волго-Камью в 1774 году, писал о них: «Согласие сих разных жителей достойно удивления. Они не ссорятся ни за границы, ни за притеснения, ни же за другие какие-либо дела, и каждый класс (имеется в виду народ.—В. Д.) имеет чаще вражду между собою, нежели с другими».

Во второй половине XIX—начале XX веков основным направлением миграции чувашских крестьян являлись Сибирь и Дальний Восток. Много чувашских селений возникло на территории нынешних Красноярского края, Кемеровской, Иркутской, Новосибирской, Тюменской областей. Чувашские крестьяне оседали также на Томской, Амурской, Хабаровской землях и на Сахалине.

Предания, рассмотренные в этой главе, в основных чертах правильно отображают картину участия чувашских крестьян в колонизации Среднего Поволжья и Приуралья. Из-за малоземелья, тяжелого налогового гнета, притеснений дворян и чиновников на родине чувашские крестьяне Приказанья и Заказанья еще со второй половины XVI века, правобережья Волги —с начала XVII столетия начали переселяться в Нижнее Закамье, ставшее в XV веке диким полем и служившее кочевьем ногайских орд, с 30-х годов XVII века — и калмыцких кочевых орд, возглавляемых тайшами. Заселение Закамья — территории, ныне входящей в Татарстан и Самарскую область, продолжалось вплоть до конца XVIII столетия, а переселение чувашей в Башкирию — ив XIX веке. Туда чувашские крестьяне убегали и от преследований за участие в Крестьянской войне под предводительством С. Т. Разина, и от неимоверного разорения в первой четверти XVIII века, когда степень эксплуатации ясачных людей Чувашии увеличилась в два-три раза, и от принудительного крещения в середине XVIII столетия, и от наказаний за участие в Пугачевском восстании.

В диком поле чувашские крестьяне получали земельные участки на ясак и оброк, а в Башкирии и Оренбуржье покупали и арендовали земли у башкирских феодалов — волостных старшин. На Самарской Луке чувашские крестьяне в XVII веке попали в крепостную кабалу монастыря, а в слудующем веке были переданы графам Орловым. В конце XVII столетия на Пензенско-Сызранской укрепленной линии переведенные туда служилые чуваши основали несколько селений. Предания сообщают о трудных условиях переселения, называют селения или местности, откуда вышли переселенцы и беглые крестьяне, имена отважных предводителей легальных и беглых переселенцев, описывают стычки с отрядами ногайских и калмыцких феодалов, сложные отношения с башкирскими старшинами и органами царской власти, произвол помещиков и заводчиков, захватывавших земли переселенцев. Некоторые чуваши, обосновавшиеся вначале в Закамье, через несколько десятилетий переселялись в Башкирию и Оренбуржье.

Чувашские переселенцы в трудном деле показали силу и волю, проявляли отвагу, терпение и твердый характер. Предания подчеркивают дружественные отношения чувашских мигрантов с русскими, татарскими, марийскими, мордовскими и башкирскими крестьянами на вновь заселенных землях Среднего Поволжья и Приуралья. Миграцию чувашских крестьян поистине можно считать производственно-трудовой эпопеей. Освоение оседлыми земледельцами пустующих средневолжских и приуральских земель имело большое прогрессивное значение как для всей России, так и для каждого из народов, участвовавших в колонизации свободных земель.
Предания о расселении бытуют в форме короткого сообщения о факте, сюжетного устного произведения и изредка — легендарного повествования. В некоторых преданиях проявляется высокий уровень образного мышления народа и фольклорной поэтичности. Впечатляющи предания об основании деревень Старая Тахтала, Абрыскино, Сиделькино, Ерилкино, Шланлы и др. Особенно высокой степенью художественности отличаются предания о Старом и Новом Якушкине, в которых представлены героические образы Ягава и Еремке. Из других преданий запоминаются образы Тахтала, Ериле, Ермолая, Герасима Кузьмина, Алексея Васильева. Встречаются фольклорные мотивы о братьях, основавших соседние деревни.


Предания интересовавшей нас тематики являлись поучительной памятью о трудном и славном прошлом народа, учили поколения крестьян преодолевать жизненные невзгоды и трудности, стремиться к улучшению своего социально-экономического положения, налаживать дружественные отношения с трудящимися других национальностей.
Из содержания главы видно, что рассмотренные в ней предания имеют большое познавательное значение. Документов о расселении чувашей во второй половине XVI— XIX веках сохранилось очень мало. Этот вопрос и вся история, культура чувашской диаспоры нашими историками и этнографами почти не исследованы. В этих условиях информация, содержащаяся в исторических преданиях, приобретает особую ценность. Она, дополняя сведения документов, позволила нам впервые довольно обстоятельно проследить процесс образования чувашской диаспоры.

 


Следующее: О жизни, быте чувашского народа и социальных потрясениях XVI-XIX веков

Предыдущее: О расселении чувашей в Среднем Поволжье и Приуралье

Интересное: И треснул хлеб напополам, дымит бекон, И льётся кетчуп по губам, хрустит батон : Говядина за 2500€



Поделиться!



Чтобы не пропустить новые приколы, подписывайся в Вконтакте!