О расселении чувашей в Среднем Поволжье и Приуралье

О расселении чувашей в Среднем Поволжье и ПриуральеПродолжительным историческим процессом являлось участие чувашей, совместно с русскими, татарами, мордвой, в заселении дикого поля Нижнего Закамья, Симбирского края, Самарской Луки, полосы Пензенско-Сызранской укрепленной линии, в колонизации Башкирии и северной части Оренбуржья.

С последних десятилетий XVI века началось заселение дикого поля Закамья, где обычно лютовали ногайские кочевники. Территория эта называлась Закамской стороной Ногайской дороги (даруги) Казанского уезда (ныне— южные районы Татарстана и северные районы Самарской области). Согласно преданиям, записанным в конце XIX века в Спасском уезде Казанской губернии, в бассейн реки Ахтай чуваши переселились раньше русских и «были основателями многих селений, в которых проживают теперь русские крестьяне. Так, ими положено основание селениям Матаки... Может быть, даже и русское село Пичкасы обязано своим возникновением чувашам, если в окончании названия этого села видеть чувашское слово кас, касы — «выселок, околоток». В Закамье появилось значительное количество поселений еще в первой половине XVII века.

В конце XVI—первой половине XVII веков в Закамье было основано много селений чувашами Приказанья и Заказанья: Чувашской (Зюрейской), Галицкой, Арской и Ногайской (с правобережья Камы) дорог. Чувашские селения, основанные в Закамье переселенцами из указанных дорог, «продолжали числиться в тех же дорогах вплоть до 1781 года». Так, в числе селений Закамской стороны Зюрейской дороги Казанского уезда начала XVII века числится дер. Савруши. В 1936 году С. Афанасьев, уроженец дер. Старые Савруши Аксубаевского района Татарстана, записал такое предание: «Наша деревня Старые Савруши, по рассказам стариков, является очень старинной деревней.

Она основана в старину чувашами, переселившимися из Закамья. Эти чуваши, до переселения на новое место, жили в деревне Савруш, поэтому и здесь свою деревню, а также протекающую через нее речку назвали Савруш. Теперь уже нашу деревню называют Старые Савруши». Действительно, в Писцовой книге Казанского уезда 1602—1603 годов в Заказанье, по Зюрейской дороге, значится чувашская деревня Савруш. В 1936 же году уроженец дер. Старое Сережкино (ныне Черемшанского района Татарстана) А. П. Корнилов записал следующее: «Говорят, в старину в дер. Старое Сережкино переселились чуваши Приказанья. Вначале их было только 3-4 двора». Большинство чувашей Приказанья и Заказанья, приняв ислам, в XVI—XVII веках вошло в состав татар, т. е. отатарились. С начала XVII века в Закамье начали переселяться чувашские крестьяне правобережья Волги.

Документы свидетельствуют о том, что приказанские и заказанские чуваши, особенно с Зюрейской дороги Казанского уезда, во второй половине XVI—XVII столетий переселялись в Уфимский уезд, на башкирские земли, и основывали деревни. С последней трети XVII века началось переселение в Башкирию и правобережных чувашских крестьян, в основном беглых.

Заселение Закамья и правобережной части Среднего Поволжья русскими, чувашскими, татарскими и мордовскими крестьянами, их колонизация помещиками приняли широкий размах с середины XVII столетия. Это было связано со строительством укрепленных линий.

В 1652—1656 годах от города Белого Яра (ныне село) на Волге до города Мензелинска была проведена Первая Закамская укрепленная линия, состоявшая из Ерыклинского, Тиинского, Шешминского, Качуевского, Билярского острогов, Заинской крепости, рвов, валов, засек. В 1663 году по Закамской линии и в казанских пригородах несли службу 1630 человек. В 70—80-х годах XVII века была сооружена Пензенско-Сызранская укрепленная линия. В 1731 — 1736 годах строилась Вторая Закамская линия, которая начиналась от Алексеевской крепости близ Самары и шла до Качуевского острога Первой Закамской линии. Она была продолжена Оренбургской линией. Эти линии строили крестьяне всех национальностей края в порядке выполнения трудовой (засечной) повинности.

В третьей четверти XVII века в Закамье возникли десятки чувашских деревень. С 70-х годов, в ходе подавления Крестьянской войны под предводительством С. Т. Разина, усилилось бегство крестьян-чувашей не только в Закамье, но и в Башкирию. Массовый характер приняло бегство чувашских крестьян в Закамье, Симбирский и Самарский края и Приуралье в конце XVII—первой четверти XVIII века, когда резко увеличились размеры государственных налогов и трудовой повинности ясачных крестьян. «Свидетельством пустоты» 1712—1713 годов было зафиксировано, что в Свияжском, Чебоксарском и Цивильском уездах «учинилось в пусте» 4762 двора чувашских крестьян, или 33 процента всех дворов. Многие беглые направлялись в Башкирию.

В 1720 году по указу царя в Башкирию была направлена карательная экспедиция в составе двух полков (2000 драгун, солдат и казаков) для задержания и возвращения беглых крестьян. Форпосты были расставлены в Мензелинске, Заинске, Сарапуле, Каракулине, Новошешминске и чувашской деревне Чолнах. Воинские отряды вернули на прежние места жительства тысячи беглых крестьян. Только Московский драгунский полк с 7 июня 1720 г. по 18 мая 1722 года возвратил из Уфимского уезда в Чувашию 432 семьи беглых чувашских крестьян и несколько десятков одиночек, в общей сложности 1600 человек обоего пола. Беглые возвращались также из Закамья и Симбирского уезда. Однако бегство чувашских крестьян продолжалось. В 1719— 1723 годах только из чувашских селений небольшого Ядринского уезда убежало 516 мужчин — 6,5 процента чувашских крестьян уезда. В Башкирию и другие отдаленные районы бежали более или менее состоятельные чуваши, имевшие средства для передвижения на большие расстояния. Так, в июле — августе 1720 года заставами в Мензелинске и Заинске было задержано 70 семей беглых чувашских и татарских крестьян Свияжского и Цивильского уездов, насчитывавших в своем составе 274 человека обоего пола.

Эти семьи имели 261 лошадь (то есть почти :по лошади на человека), 55 коров, 18 овец и 4 козы. Лошади, разумеется, были нагружены запасами продовольствия и имуществом. (И переселенцы XVII—XVIII веков были относительно состоятельными, физически выносливыми и волевыми людьми.) В 1722 году в Уфимском уезде среди башкирских припущенников было 189 дворов чувашских бобылей (181 мужчина) и 292 двора чувашских тептярей (731 мужчина). Чуваши были и в числе 44 дворов новокрещенов (120 мужчин). С середины 20-х годов XVIII века, с введением подушного обложения и строгого полицейского контроля, бегство чувашских крестьян несколько сокращается. Но в 40—50-х годах, в период насильственного крещения, бегство чувашских крестьян в Закамье, Приуралье и Самарско-Саратовское Поволжье достигло большого размаха. Так, Т. А. Земляницкий отмечает, что заселение Бугурусланского уезда чувашами падает главным образом на годы 1741 —1756, когда усиленно проводилось их крещение. «Сюда, на башкирские земли, чуваши бежали от крещения из Цивильского, Чебоксарского и Свияжского уездов».


К середине XVIII столетия в селениях государственных крестьян Чувашии стало остро ощущаться малоземелье. В сотнях челобитных 40—70-х годов крестьяне жаловались на недостаток и «умаление земли», об этом они писали в 1768 году и в наказах в «Комиссию об уложении». Малоземелье было одною из основных причин массового переселения крестьян из Чувашии в Уфимский, Оренбургский, Бугульминский, Исецкий и Ставропольский уезды Оренбургской губернии в 40—70-х годах. Переселенцы заявляли, что оставили Чувашию «по мало-имению в прежних их жительствах пахотной земли и сенных покосов и протчих угодий и для домостроительства лесов», «за неимением... для хлебопашества пахотной земли, сенных покосов и лесных угодьев, к тому ж и скотом развестись никак не можно, отчего пришли в крайнее убожество и недостаток, и податей платить не в состоянии, а в Оренбургской губернии... народа имеется веема малое число, а пахотной земли, сенных покосов и лесных угодей состоит впусте немалое число».

Еще в 40—50-х годах переселение крестьян приняло довольно широкие размеры. В 40-х — начале 60-х годов в Оренбургскую губернию прибыло 9800 чувашей преимущественно из Свияжского, Чебоксарского, Курмышского и Симбирского уездов. Только в 1761 году в Уфимском уезде было обнаружено 398 душ муж. пола и в Бугульминском уезде 241 душа муж. пола недавних сходпев — чувашей из одного, Свияжского, уезда. Переписная книга третьей ревизии по уездам Чувашии и другие источники свидетельствуют об основании переселенцами-чувашами десятков селений в Заволжье и Приуралье. Однако до 1761 года переселение крестьян шло в неофициальном порядке, и переселенцы считались самовольными сходцами.

Переселившиеся крестьяне продолжали числиться и платить подати на прежнем месте жительства. Лишь в 1761 году царское правительство распорядилось записать переселившихся в Оренбургскую губернию татарских, чувашских и марийских крестьян на новых местах и не выселять их, если они успели обзавестись хозяйством и занимались хлебопашеством, «в рассуждении, что они все люди государственные, а не помещичьи». Переселение дозволялось с разрешения органов власти. Число переселенцев в 60—70-х годах достигло огромных размеров. В 1766 году специальной проверкой было установлено, что за 1761—1766 годы из Казанской губернии переселились в Оренбургскую губернию чувашских крестьян 4849 душ муж. пола.

Примечательно, что переселялись из Казанского уезда (Закамье), Симбирского и Пензенского уездов. Следовательно, чуваши, переселившиеся сюда в XVII — первой половине XVIII веков, во второй половине XVIII века в значительном количестве переселялись в Приуралье. Переселение шло в виде «цепной реакции». Переселение в Приуралье продолжалось и в XIX веке. В середине XIX столетия в Оренбургской губернии числилось 58240 чувашей обоего пола.

В диком поле, на новых землях, куда переселялись или убегали чувашские и других национальностей крестьяне, вначале, разумеется, с земельной обеспеченностью было привольно. Однако жизнь там не была сладкой. В Закамье, Южном Приуралье, Симбирско-Самарском крае переселенцы в первые десятилетия испытывали большие бедствия от нападений отрядов ногайских и калмыцких феодалов, которые грабили и поджигали селения, угоняли скот и иногда людей. Затем приезжали помещики, захватывали обрабатываемые земли крестьян-националов, и последним приходилось переселяться на менее удобные, необжитые, небезопасные от нападений кочевников места. В Башкирии чувашские крестьяне попадали в число теп-тярей и бобылей — припущенников.

Башкирские князьки и старшины пускали их на свои земли на условиях аренды и испольщины. Припущенники обычно обзаводились своими дворами. Они платили большие оброки башкирским феодалам, ясак и другие поборы в казну, выполняли трудовую, извозную и другие повинности. Башкирские феодалы «не только весь положенный на них ясачный оклад с тех, на их землях поселившихся людей, собирали, но и сверх того немалыя прибыли от них получали, и почти за своих крестьян их почитали». В L747 году царское правительство обложило башкирских припущенников новой податью по 80 копеек с души. Их положение еще более ухудшилось. И в том году произошло крупное восстание башкирских припущенников — татарских, чувашских и марийских крестьян, направленное против башкирских феодалов и гнета царизма. В Приуралье оседали также часть чувашских крестьян, выезжавших из селений Чувашии по паспортам для работы на металлургических заводах. Известны случаи поселения чувашей на землях заводчиков Твердышевых и Мясниковых9.

Помещичий произвол над чувашскими, мордовскими и татарскими крестьянами, поселившимися в средневолжском диком поле, не знал предела. Историки Т. М. Акимова и А. М. Ардабацкая пишут, что в северной части бывшей Саратовской губернии на рубеже XVII—XVIII веков возникли деревни ясачных чувашей: Лубежайка, Кулатка, Еремкино и др. «Чувашское село Яблонка принадлежало Звенигородскому монастырю, который закрепостил их еще в Казанском Поволжье, а теперь переселил под Саратов... Русские помещики выменивали у первонасельников мордвы, чуваш и татар их хорошие земли, выменивали их за бесценок, а то и отнимали силой».

Чувашские и мордовские крестьяне Петровской, Пензенской и Саранской провинций в своем наказе в Комиссию по составлению нового уложения в 1767 году писали:-«Помещики завладели нашими землями без всяких крепостей (то есть документов.—В. Д.)... до владения и до пахания, до покосов, и до лесов той земли не допускают и, захватя, бьют до смерти. И на тех наших крепостных дачах других и с места сбили, усильством же построили мельницы и винокуренные заводы. А мы, бедные, яко безгласные, принуждены земли наймывать. И чинят оные помещики нам неописанныя изнурительные разорения так безчеловечно, что уже своего скарбишка лишаемся напрасно, отчего пришли в разорение, что уже на платеж податей принуждены занимать. И видя нас в бедном состоянии, в заем никто не дает, зачем принуждены жен и детей закладывать».

Исторические предания большей частью подтверждают свидетельства документов и сообщают не отраженные в них стороны и обстоятельства переселения и бегства чувашских крестьян в Закамье, их жизни на новых местах. Земли Закамской стороны Ногайской дороги Казанского уезда в конце XVIII века вошли в состав Спасского, Чистопольского, Ставропольского, Самарского, Бугурусланского и Бугульминского уездов. В предании, записанном П. Г. Сентеровым в 1912—1913 годах в селе Старая Тахтала Спасского уезда (ныне Алькеевского района Татарстана), говорится, что, по словам стариков, на территории Спасского уезда до взятия русскими Казани кочевали ногайские татары, чувашей не было. Чуваши, предки основателей Старой Тахталы, переправились с правого берега Волги и поселились в местности Шерпетлё (Щербеть). Сюда заехал помещик и был поражен богатством и красотой местности: на лугах бурно росла трава, в лесу— ценные пушные звери, в реке играли рыбы. Помещик чувашей прогнал с этого места, перевел туда русских крестьян. (Там образовалось село Михайловское, или Щербеть.) Чуваши переселились в Муластав (там теперь русское село Бездна). Но и сюда другой помещик перевел своих крестьян и начал притеснять чувашей. Тахтал, Янтык, Итрук и Серпук не стерпели издевательств помещика и подались со своими семьями на восток. И дошли до места, где ныне расположено село. Тахтал говорит:

«Место прекрасное — вокруг леса, есть луга, удобное пространство под поля, есть речка. Здесь поселимся». Товарищи его возражают: «И это место отнимут помещики. Поедем дальше на восток». Но Тахтал начал строиться, и остальные остались здесь же. И деревню назвали именем Тахта-ла. Ко времени крещения (середина XVIII века) в деревне Тахтала было 16 дворов. Позднее сюда переселились чуваши из деревень Пролейкаши, Богдашкино, Кутекли, двое русских из селений Кузнечиха и Даниловка (они напоили коштанов Тахталы и получили согласие на поселение) . В данном предании упоминается местность Муластав, которую вынуждены были оставить тахталские чуваши под напором помещика. Действительно, в 1697 году ясачные чуваши дер. Тахталы Закамской стороны Казанского уезда вынуждены были дать в Тетюшах дворянину И. И. Молоствову запись о том, что впредь не будут претендовать на его поместную землю. Следовательно, Молоствов, захватив земли дер. Тахталы, получил от чувашских крестьян запись в том, что они отказываются от своей земли.

В настоящее время в левобережных районах Татарстана числится чувашских селений: Аксубаевском—53, Алексеевской — 11, Алькеевском — 25, Альметьевском — 8, Бавлинском—5, Бугульминском—3, Высокогорском — 4, Зеленодольском — 3, Куйбышевском — 1, Лениногорском — 7, Мензелинском — 1, Нижнекамском — 3, Новошешминском — 1, Октябрьском — 53, Черемшанском — 23, Чистопольском —; 1.

В Алексеевском районе Татарстана имеется чувашское село Емелькино. По рассказам стариков, сюда переселились чувашские крестьяне из Цивильского уезда в XVIII веке. Когда переправлялись через Волгу, переселенцы уложили женщин и детей в мешки, чтобы надзиратели приняли переправляющихся за торговцев и не чинили им препятствий. Старшим из переселенцев был Емелька. Его именем и было названо новое селение.

В бассейне Малого Черемшана давно образовалась дер. Чувашское Элькино. В ней жили некрещеные чуваши. В середине XVIII века недалеко от Чувашского Элькина поселились беглые чувашские новокрещены из-под Чебоксар и основали дер. Чувашская Чебоксарка (ныне село в Новошешминском районе Татарстана). Соседний помещик задумал закрепостить крестьян дер. Чувашское Элькино. И элькинцы, оставив свою деревню, прибежали в Чувашскую Чебоксарку. Они вырубили участок леса рядом с деревней и создали свой околоток — околоток язычников. Крещеные и язычники мало общались между собой, жили в огороженных околотках. От притязаний помещиков некоторые из жителей Чувашских Чебоксар вынуждены были, по преданию, переселиться в дер.Старый Чувашский Адам (ныне Алексеевского района Татарстана).


Ряд преданий о возникновении чувашских селений в Закамье записан в 1961 году экспедицией Научно-исследовательского института при Совете Министров Чувашской Республики. В дер. Старая Сахча Мелекесского района Ульяновской области рассказали, что в эти лесные места чуваши переселились после взятия Иваном Грозным Казани. До прибытия чувашей здесь кочевали ногайцы. Их кладбище до сих пор сохранилось. Кроме Старой Сахчи, чувашами была основана дер. Мелекескасы (ныне имеются деревни Верхний Мелекесс и Новый Мелекесс). Между прочим, заселение чувашскими крестьянами бассейнов рек Майны, Утки и Бездны продолжалось и на рубеже XVII—XVIII веков. В 1700 году симбирский воевода распорядился поселить здесь чувашей из Свияжского, Цивильского, Чебоксарского, Козьмодемьянского, Курмышского и Ядринского уездов. В дер. Чувашский Елтан Чистопольского района Татарстана сообщили, что в ней первыми поселились чуваши лет 300—400 назад, за ними прибыли татары и кряшены. Там, где теперь деревни Атлашкино и Урмандеево Аксубаевского района Татарстана, «в старину стояли дремучие леса. Сюда первым переселился лет триста назад чуваш по имени Утлась из дер. Шихраны, что в Чувашии. От его имени Атлашкино получило свое название. Вместе с Утласем прибыли Врмандай и Крмандай. Они обосновались там. где ныне дер. Урмандеево (ее название — от имени Врмандая). Первые поселенцы вначале распахивали луга, затем стали рубить и корчевать лес, а деревья сжигать. Поле пахали агабусями, впрягая в них по шесть лошадей. Агабуси были деревянные, но с железными лемехами». Жители этих деревень страдали от нападений отрядов калмыцких главарей.

В настоящее время в левобережных районах Ульяновской области имеется: Мелекесском — 9, Чердаклинском — 1, Новомалыклинском — 5 чувашских селений

В Октябрьском районе Татарстана И. П. Бураев поведал нам следующее: «В 1670-х годах восточнее Симбирска у Яра была чувашская деревня Инель. Есть ли она теперь, не знаю, мне дед рассказывал. В этой деревне жили родные братья Сергей и Тихон, а также Егор и Максим. (В те годы чуваши еще не были крещены, но здесь имена почему-то православные.—В. Д.) Из рода Сергея и Тихона был Упрись. Было четыре семьи, мужиков пять. В то время в Астрахани началась война. Дошло до них, что бывают там и убийства. «Уйдем»,—решили они. Оставили они Инель. Имущество погрузили на подводы, скот свой взяли. Молились они киреметю, с собой и киреметь захватили. Южнее Мелекесса есть деревня Сабакаево. Остановились они здесь. Разгрузились. Думают, тут можно жить. Но Мелекесс был близок. Здесь русский хозяин принуждал их работать на себя, избивал. А чуваши не знали русского языка. Но они не занузданы, свободны: решили пойти туда, где нет людей. Взяли свой киреметь и тронулись в эти места. По Черемшану ехали целый год. Останавливались, вступали в стычки с посторонними. К ним пристало восемь женщин. Доехали до высокого берега Черемшана и облюбовали места под поселения. Вырыли землянки. Хлеба вначале не было. Питались плодами кустарниковых деревьев нахат. Егор занял место, где выросла деревня Егоркино, Максим — где дер. Максимкино. А Упрись был тихим, несмелым. Ему дали болотистое место, где возникла дер. Абряскино (Лачака). За долгое время деревни стали многолюдны.

Прошло сто лет. Пугачев поднял народ на войну. Из-под Уфы прибыли сюда два всадника. Видят — дымится. В середине деревни тлел костер. На него клали пни, и он постоянно дымился. До прибытия всадников калмыки угнали деревенское стадо. Об этом чуваши сообщили всадникам. И они догнали калмыков, отбили стадо и вернули его чувашам. Оба всадника остались здесь же. Один из них был черным, страшноватым: когда говорил, его губы вывертывались. Его боялись. Звали его Халит. Он обосновался в Егоркине. Из. дер. Тюрнясево взял в жены татарскую девушку. У них пошли дети. Другой был красивым, светловолосым, именем Морти. Он перешел в Абряскино. И у него было потомство. В дальнейшем в деревнях этих осели и другие чуваши, и татары, пришедшие просить милостыню».

В предании, рассказанном М. С. Спиридоновым, обстоятельства возникновения дер. Абряскино несколько отличаются от вышеприведенных: «Сюда переселились из-за Волги в 1660—1670-х годах. Я — шестое колено. Упрись прибыл первым, он из дер. Тугаево Цивильского уезда». Далее он сообщил: «В старину жителей здешних мест часто тревожили калмыцкие отряды. Они отгоняли скот, уводили девушек, иногда и людей убивали. Калмыки жили по реке Кундурча, отсюда 30 верст. Для бережения от них здесь были установлены столбы-маяки. На столб вешали сухую березовую кору. Таких столбов было много. У каждого столба дежурил человек. Как только сторож у дальнего столба видел приближение калмыцкого отряда, зажигал кору, вслед на других маяках зажигали. Жители деревень так узнавали о приближении грабителей и прятали имущество, скот, сами скрывались».
Нелегкой была судьба дер. Чувашская Менча (ныне Октябрьского района Татарстана). На первом месте, как говорится в предании, на земле чувашских крестьян поселился помещик и стал притеснять их. Терпели чуваши 10—15 лет и подались на юг, где основали деревни Чувашская Менча и Караульная Гора. Но здесь им приходилось долгое время страдать от угона скота калмыцкими главарями.

Попутно заметим, что бытуют и вымышленные предания о возникновении селений. В Октябрьском районе имеется дер. Салдакаево, по-чувашски Салтакъел — «Деревня солдата» (солдат — по-чувашски салтак). Название этой деревни породило предания, приписывающие основание не только ее, но и соседних двух деревень солдатам. По первому преданию, при Екатерине II трем солдатам-героям в награду были выделены здесь земли: Яков основал Якушкино, Салтак — Салдакаево, Аксумла — Аксумлу. Во втором предании в дополнение к солдатам использовано также название другой деревни: Аксумла (Ук-самла). Двести лет назад в эти места прибыли три беглых солдата. Пройдя болото, они устроились на ночлег в лесу на поляне. Встают утром и видят: вся поляна голубая, заросла диким чесноком иксам. Они здесь остались жить и первую деревню назвали Уксамла — Чесночная». Предания, основанные на народной этимологии названий селений, имеют некоторое распространение, и к ним следует относиться критически.

Известный казанский статистик, народник К. В. Лаврский в 1883 году писал, что у чувашей Егоркинской волости Чистопольского уезда «сохранились предания, что их предки пришли сюда из Цивильского и Козьмодемьянского уездов». Служилый чуваш Чулпан Иштеряков по владенной грамоте получил здесь землю в 1700 году и поселил на ней ясачных чувашей. В начале XVIII века на территории Максимкинской и Егоркинской волостей (ныне она входит в Октябрьский район Татарстана и Кошкинский район Самарской области) было уже несколько чувашских и татарских деревень, а русских селений не было. «Со второй половины прошлого [XVIII] столетия начинается русская колонизация в этот край — свободная и подневольная. Громаднейшие пространства к северу от Черемшана и в верховьях Кондурчи пожалованы были императрицей Екатериной II своему любимцу графу Зубову. По рассказам стариков, у графа было тут 25 крепостных деревень.

Новый владелец, если верить распространенному здесь преданию, не довольствуясь пожалованной землей, захватил еще и часть пожалований потомков Чулпанки Иштерякова «с товарыщи». Расчищать непроходимый лес под пашню было, очевидно, труднее, чем отнять у безответных соседей часть черноземной пахотной степи и поемных лугов за Черемшаном. И вот чуваши упомянутых выше деревень Большое и Малое Чулпаново (ныне Антипкино и Андреевка) изгоняются с берегов Черемшана далее к югу, а на месте их прежних поселений возникают новые две деревни Чулпановы — Большое Барское Чулпаново... и Малое Чулпаново (Куклинка). Здешний край полон преданий о великих насилиях (вроде засекания насмерть, привязывания к хвосту лошади и т. п.), которым подвергались при этом протестовавшие чуваши... Наконец по преданию же, которые здесь повторяют, последние остатки чувашских и татарских владений в лесной стороне перешли в собственность графа Зубова покупкою или, вернее, подкупом «стариков», которые-де за несколько золотых и угощение отдали барскому бурмистру какую-то крепь, хранившуюся у какой-то старухи».

Во время строительства Первой Закамской линии на Городищенскую заставу были переведены служилые чуваши, которые основали дер. Ивашкино (ныне село Черемшанского района Татарстана). По преданию, эти служилые чуваши были из дер. Ивашкино нынешнего Комсомольского района. В дальнейшем в эту закамскую деревню прибывали семьи чувашских крестьян из селений Чешлама, Тюрлема и Семенчино, ныне входящих в Козловский район Чувашской Республики.

На территории Черемшанского района в XVIII веке чувашскими крестьянами, переселившимися из чувашской деревни нынешнего Дрожжановского района Татарстана, была основана дер. Аккиреево. Переселенцам пришлось долго отстаивать свои земли от притязаний новотроицких помещиков. В этот же район в середине XVIII века переселились чувашские крестьяне из деревень Чекурское и Ялавар (Елаур) Симбирской губернии. На родине они были окрещены. Но по пути на новую землю они выбросили кресты в Волгу и, поселившись в дер. Чувашское Афонькино (Чаваш Ухинке), продолжали пребывать в язычестве. Прибывшие из дер. Чекурское и их потомки молились и делали жертвоприношения Чекурскому божеству (Чакари ыра). Предводителем переселенцев был Ухинке, чьим именем и назвали деревню.

Во время принудительного крещения чувашей в середине XVIII века, когда всех сельских жителей загоняли в речки и давали православные имена, на территорию современного Альметьевского района Татарстана переселился из Чувашии Сэркке с девятью сыновьями, которые на новом месте обзавелись семьями и хозяйством. Возникла дер. Старое Суркино. За первыми поселенцами прибыли и другие некрещеные чуваши. Все они так и остались язычниками. Один из сыновей Сэркке основал дер. Минибаево.

На территорию нынешнего Бавлинского района Татарстана, граничащего с Башкортостаном, в 70-х годах XVIII века переселилась группа верховых чувашей во главе с Василием. По его имени новое поселение получило название Васькино-Туйрала. Туйрала (от татарского слова туйра — «орешник»)—название речки, на которой расположена деревня. Жителей этой деревни окрестное население прозвало «черными чувашами», так как они носили черные онучи.

В Челно-Вершинском районе Самарской области есть село Сиделькино, в котором проживают чуваши, русские и мордва. Еще в 1855 году опубликована статья об этом селе, в которой приводятся предания: «Заселение Сиделькина должно относить, по всей вероятности, к концу XVII века. Чуваши, по характеру своему хотя и почитаются кроткими, но неблагоприятные обстоятельства жизни вынуждают их быть иногда предприимчивыми. Так и здесь, по народному преданию, чувашин Сиделяк первый отыскал удобные и, по тогдашнему положению, безопасные сиделькинские места для жительства, водворившись первоначально по правую сторону Черемшана, на горе за Русскою цепью и Маяком, при речке Сирьма. По правому берегу Черемшана высокий мыс горы называется Маяком. Здесь, по преданию народа, в древнее время русские сторожили степную орду, делавшую частые набеги на границы России и опустошавшую пограничные селения мирных жителей.

В последствии же времени, когда начали умножаться родичи его [Сиделяка], чуваши, пришедшие с Аделяком и Эштебеном (имена этих чуваш до сих пор сохранились в основанных ими деревнях: Эштебенькино, выше, и [Старое] Аделяково, ниже Сиделькина, на реке Черемшане), то по общему согласию переселенцев они заняли место повыше деревни Старое Аделяково, при урочище, ныне называемом Мазарки — «Кладбище», на левом берегу Черемшана. А напоследок, с приходом на эти места из Пензенской губернии мордвы и по удалении неприязненных ордынцев в дальние степи, они заняли настоящую местность двумя верстами выше прежнего и усвоили название селению, по имени предприимчивого чувашенина Сиделяка, Сиделькино. А старая местность, бывшая под селениями, ныне приурочивается чувашским названием Тюбяк — «Корень».

Село Сиделькино замечательно по населению в нем русских, переселившихся сюда в начале нынешнего (то есть XIX.—В. Д.) столетия из Спасского уезда, и инородцев — мордвы, чуваш и старокрещеных татар... Общежитие тесно связало русских с инородцами: здесь русский мужичок говорит очень хорошо по-чувашски, а по-мордовски как бы на родном языке. Равным образом чуваши, а в особенности мордва, говорят по-русски так хорошо, что по произношению и даже по одежде нельзя отличить в них инородцев... В домашнем быту тоже весьма немного удаляются от русских...

В настоящее время в левобережных районах Самарской области числится чувашских селений: Безенчукском — 2, Болыпечернигов-ском — 1, Борском—6, Исаклинском — 19, Клявлинском—21, Кошкинском — 30, Похвистневском — 36, Сергиевском — 5, Ставропольском— 4, Челно-Вершинском — 19, Шенталинском—31.


Следующее: О расселении чувашей в Среднем Поволжье и Приуралье ч.2

Предыдущее: О заселении юго-восточной и южной частей Чувашии ч.2

Интересное: И треснул хлеб напополам, дымит бекон, И льётся кетчуп по губам, хрустит батон : Говядина за 2500€



Поделиться!



Чтобы не пропустить новые приколы, подписывайся в Вконтакте!