Мы в соцсетях:


Воробьев Алексей Иванович

Индекс материала
Воробьев Алексей Иванович
Страница 2
Страница 3
Все страницы
ПОДЕЛИСЬ!

Родился в 1915 году в деревне Сюрла-Три Моргаушского района в крестьянской семье. По национальности чуваш. Член КПСС. В Великой Отечественной войне прошел боевой путь в 3-й гвардейской танковой армии старшиной роты, командиром взвода, саперного батальона. Награжден многими орденами и медалями. Особенно отличился при форсировании реки Шпрее. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны работал заместителем председателя колхоза. В 1952 году погиб при трагических обстоятельствах.

Советские войска, разгромив противника на Одере, ворвались в Берлин. Глубокие клинья вонзились в столицу фашистской Германии. Клубы черного дыма, поднимаясь к небу, образовали над городом густые тяжелые облака. Беспрерывно грохочет артиллерийская канонада.
Враг разбит, но еще не поставлен на колени, он отчаянно дрался. Фашисты превратили свою столицу в огнедышащее чудовище: дома стали долговременными укреплениями, их окна — амбразурами. На чердаках — пулеметные точки, подвалы приспособлены под артиллерийские позиции.
Противник крепко держал водные преграды, которыми изобилует Берлин. 21 апреля 3-я гвардейская танковая армия пыталась с ходу форсировать Тельтов канал, но встретила сильное сопротивление — наступление захлебнулось. Этот широкий судоходный канал соединен с рекой Шпрее. Крутые гранитные берега очень удобны для организации обороны. Здесь фашисты соорудили доты и дзоты, подтянули артиллерию, минометы и в несколько линий заминировали берег. Чтобы перегрызть этот, казалось, неприступный участок обороны, командующий армией приказал перед наступлением провести тщательную подготовку.
Успех наступательной операции во многом зависел от слаженной и четкой работы минеров.
Взвод старшины Воробьева всю ночь готовился к предстоящей операции: к берегу перетаскивали лодки, понтоны, миноискатели и щупы. Он получил задание: обеспечить переправу батальона мотопехоты через капал. Этот взвод много раз форсировал водные преграды под огнем врага. Дело знакомое.
Выли мины, свистели снаряды, пули градом летели на разрушенный дом.
— Эк, саданул, стервец! Сыплет и сыплет,—устало взглянул вверх пожилой солдат.
— Ничего. Перед смертью не надышится. Теперь ему уже конец,— отряхивая с пилотки пыль от штукатурки, уверенно сказал сосед.
Старшина Воробьев в разговоре не участвовал. Он молча смотрел в пролом стены на противоположный берег. Все ли он сделал, все ли предусмотрел? Во взводе бывалые и опытные солдаты, за плечами каждого большой боевой путь. Тут и там вспыхивали огни, озаряя небо. Громыхало вокруг. А Алексею вспомнилась другая ночь.
Вот точно так же небо подергивалось огнем. Только за ослепительной вспышкой молнии доносился другой звук —раскаты грома. Начали падать крупные капли дождя. Девушки и парни с криком и хохотом побежали к стогу сена. Они возвращались домой из соседней деревни. Спектакль кончился поздно. Что может быть прекрасней! Темная ночь. Гроза. В руке теплая рука любимой, и рядом бьется ее сердце...
Алексей Воробьев после действительной службы в Красной Армии тогда только что вернулся в родную деревню Сюрла-Три Моргаушского района. Сразу же включился в работу колхоза. Решил жениться. Агафья Ивановна, вырастившая его без отца, была рада. Наконец-то в доме будет хозяин, будут внуки. В сенокос решили сыграть свадьбу. Но... война.
Тяжела доля минера. В отступлении он отходит последним— минирует отходы, в наступлении —впереди — очищает проходы от минных заграждений. А сколько мни обезврежено Алексеем от Москвы до Берлина! И не счесть. Танкисты армии Рыбалко часто встречали дощечки с надписью: «Разминировано. Старший сержант Воробьев». И смело шли вперед. «Сапер ошибается один раз»,—говорят солдаты. Воробьев действовал наверняка. Об этом свидетельствовали сверкающие на груди два ордена Отечественной войны, орден Красной Звезды и несколько медалей. Недаром ему доверили взвод.
Мощный взрыв вывел старшину из раздумий. «А если прощупать самому?»
Он тут же спустился к реке, разделся и под прикрытием темноты поплыл к противоположному берегу канала. Разведал. Подсмотрел места заграждений, систему обороны и благополучно вернулся обратно. Теперь командир взвода знал, на какое место удобнее переправить батальон.
Все ждали сигнала. Три красные ракеты разом вспыхнули в небе. И нее всколыхнулось. Мощные снаряды советской артиллерии начали взрываться на вражеском берегу.
— Подготовиться!
Голос командира взвода утонул в оглушительном гуле. Темные фигуры солдат засуетились. Подтягивали ремни, одевали каски и жадно глотали махорочный дым. Солдаты знали, что делать. План действия взвода был доведен до каждого бойца.
— Пошли!—махнул рукой командир.
Пробиваясь через завалы, через обгоревшую арматуру, взвод двинулся к каналу. Противоположный берег покрылся плотным слоем пыли и дыма. Нельзя медлить.
На берегу минеры слились с батальоном мотопехоты. Переправой руководил гвардии старшина Воробьев. Минеры действовали четко. Командир взвода, возбужденный большой ответственностью, вскочил в первую лодку. В несколько минут тяжело груженные лодки пересекли канал.
— К разбитому причалу!—указал командир.
Во время ночной разведки это место ему показалось наиболее удобным для высадки. В небе вновь взвились три ракеты. Но уже синие. Это был сигнал для выхода на берег.
— Огонь артиллерии перенесли вглубь! Нажимайте на весла, пока гады не подняли головы!
Вот и вражеский берег. С лодок прыгают автоматчики, пулеметчики и саперы. Сначала действуют минеры. Не будь их впереди, солдаты не могли бы так уверенно цепляться за каждый клочок земли. Саперы щупами находят мины. Малейшая неосторожность — и человеческие жертвы. И не только: взрыв обнаружит наступающих.
Противник опомнился. По переправе начался обстрел. Одна лодка опрокинулась, солдаты очутились в воде. Огонь противника усилился. Но полоска захваченной земли с каждой минутой становилась все шире и шире.
Гвардии старшина Воробьев забыл о времени, двое суток он не сомкнул глаз. «Быстрее и крепче зацепиться за берег противника!»—вот чем он жил сейчас. Туда — полные лодки, оттуда — пустые. И так рейс за рейсом. Шел бой.
— Товарищ старшина, вы ранены,— сказал ему солдат.
Воробьев поднял руку. С пальцев стекала кровь.
— Пойдемте в санбат,— предложила санитарка.
— А как же здесь?
Сестра молча пожала плечами. Тельтов канал лихорадочно дышал, бурлил от взрывов. Мутная вода несла обломки досок, перевернутую каску, бутылку и еще что-то! «В момент, когда переправа в разгаре, бросить свой взвод, часть которого уже на вражеском берегу?»
— Перевяжите здесь, сестра,— сказал он коротко.
— А если раздроблена кость?
— Ну, это потом выяснится. Перевяжите.
Девушка молча обработала рану и широкой повязкой через плечо подвязала руку. Только теперь Алексей почувствовал страшную боль. Но долг превыше всего.
Фронт непрерывным потоком подтягивался к Тельтову каналу. Автоматчики мотопехоты танковой армии успешно штурмовали водную преграду. Батальон мотопехоты был переброшен на другой берег. Минеры успешно выполнили свою задачу. Казалось бы, пора и отдохнуть, но впереди ждали новые боевые дела. Командир инженерно-минной роты встретил Воробьева, когда тот причалил, совершив шестнадцатый рейс.
— Торопись, Воробьев, на тот берег. Минное поле не дает нашим продвигаться, — торопил лейтенант Зоркий.
Перебравшись через канал, минеры медленно поползли по смертельно опасному пути, осторожно втыкая щупы в землю, отрезая туго натянутые провода под насыпью. Мин оказалось много и разных. Ими окружены дома, проходы на улицах. Минеры вплотную приблизились к одному из крепостей — домов. Завершалась прокладка прохода через минное поле. Внезапно грохнул взрыв. Минснаряд С-35 метра на полтора взлетел вверх. Шрапнель разорвалась на десятки осколков, поражая все вокруг. «Шрапнельная мина-прыгучка»,— определил Воробьев.
Случилось то, чего больше всего опасался старшина — противник всколыхнулся, поднял стрельбу. Минеры тоже отвечали огнем, но местность была открытой и патронов не густо. «Долго не продержимся»,—мелькнуло у командира взвода. Позади неожиданно пронеслось громкое русское «Ура!», отчего у всех радостно забилось сердце. Мотопехота и минеры бросились в атаку.
За героизм и мужество, проявленные при форсировании Тельтова канала и очищении его берега от вражеских мин, что дало возможность прорвать оборону врага в юго-западном районе Берлина, гвардии старшине Алексею Ивановичу Воробьеву присвоили звание Героя Советского Союза.
С победным маршем прошли по Берлину победители. Среди них — наш земляк Алексей Иванович Воробьев.
После окончания войны Воробьев, вернулся домой. Работал преподавателем Моргаушской средней школы, где когда-то учился сам. Воспитывал молодежь на героических примерах советских воинов. Односельчане избрали его председателем колхоза. После объединения мелких хозяйств он работал заместителем председателя уже укрупненного передового моргаушского колхоза. Много сил и энергии он вложил в артельное производство. Воробьев неоднократно избирался депутатом райсовета, был членом райкома КПСС. В 1952 году при исполнении служебных обязанностей трагически погиб.
Тяжело пережили эту утрату родные и друзья Алексея Ивановича. А светлая память о нем и до сих пор жива. Помнят о нем боевые друзья, помнят и чтут моргаушцы.

П. Трофимов



Чтобы быть в курсе новостей, подписывайтесь на нас в Вконтакте и в Одноклассниках!
ПОДЕЛИСЬ!
Мы в соцсетях: